Глава 280. Как выжить

— По твоему блуждающему взгляду я вижу, что ты здесь новичок. Ну что ж, тебе повезло! У нас есть—»

— Не интересуюсь, — перебил я, отмахиваясь от худого мужчины с блестящими, гладко зачесанными назад волосами.

Ему потребовалось всего четыре шага, чтобы его остановил другой обитатель первого этажа. Миниатюрная девушка в короткой боевой юбке-слишком короткой, чтобы прикрывать хоть что-то в бою—коснулась моей руки и посмотрела на меня.

— Хочешь присоединиться к моей команде? Здесь только мы, девочки, и нам бы очень хотелось, чтобы рядом был такой сильный, крутой мужчина, как ты, — сказала она, хлопая глазами.

Я прибыл на первый этаж меньше десяти минут назад, и это был уже седьмой раз, когда меня остановили.

Даже после всех предупреждений Аларика, я не ожидал, что все будет так плохо.

Потеряв терпение, я произвел легкий импульс эфирного давления.

Рябь пробежала по окружающей толпе, когда они напряглись и отшатнулись от источника давления. Глаза девушки расширились, и она отступила назад, уставившись на меня, как на демона.

— Прочь, грязная девка! — Театрально провозгласил Реджис в моей голове, когда девушка поспешила подальше.

Кроме постоянного движения рабочих и вездесущих торговцев, на первом этаже было не на что смотреть. Воздух был спертый, пахло потом, грязью и экскрементами.

Первый этаж простирался на мили по обе стороны от меня, и я даже не мог видеть потолок над нами…если он вообще был. Не было никакого внешнего света. Широкие проходы освещались сочетанием факелов и подъемных кранов, держащих высоко над нашими головами паутину световых шаров.

Большую часть пространства, которое я мог видеть с главной тропы, занимали огромные каменоломни и еще более обширные огороженные поля с высокой оранжевой травой, где бездумно бродили похожие на скот небольшие животные.

Вся площадь была слившейся симфонией звуков резко скрежещущего металла, звонко ломающегося камня, отдаленного и тихого звериного воркования, и множества очень шумных разговоров, пытающихся перекричать друг друга. Тем временем восходящие толпами устремились к воротам телепортации, ведущим на второй этаж.

Когда я подошел ближе к телепортационным воротам, толпа восходящих выстроилась в очередную шеренгу. Пара внушительных охранников—их сплошь покрытые рунами спины гордо демонстрировались бронированными мундирами со специальными вырезами-проверяли каждого человека на наличие значка восходящего, прежде чем пропустить к воротам.

Когда подошла моя очередь, охранник протянул бронированную руку, оглядывая меня с головы до ног. «Значок?»

Я отдал ему свой значок. После быстрого сканирования, он усмехнулся и вернул его мне.

— Удачи тебе на предварительном экзамене, вогарт.»

Несмотря на раздражение, вызванное очевидным уничижением, я проигнорировал едкое замечание и осторожно прошел через телепортационные ворота, ведущие на второй этаж.

Я был утомлен, раздражен и разгорячен за эти отвратительные полчаса, проведенные на первом этаже, но все эти негативные чувства были полностью смыты, когда я увидел перед собой следующее зрелище, ожидающее меня сразу на выходе из врат.

— Черт…’ Реджис присвистнул.

Второй этаж был совсем не похож на промышленную пустошь, из которой я только что вышел, и совершенно отличался от того, что я успел представить себе в уме.

Это был целый город, в несколько миль шириной, построенный под сияющим, лишенным солнца небом. Улицы были вымощены небольшой декоративной плиткой, которая сверкала под сияющим голубым небом над моей головой.

Вдоль проспекта парящие шары мягкого света заполняли аккуратно расставленные элегантные уличные фонари, придавая улицам почти неземную красоту.

— Прочь с дороги! — рявкнул позади меня хриплый голос.

Я вырвался из своего оцепенения, извинился перед здоровяком и пошел уверенным шагом вперед. И я признался самому себе, что даже для того, кто жил в летающем городе, это было слишком необычно.

Улицы были оживленными, но точно не переполненными, всюду были восходящие. Я как будто бы вернулся в прошлое, в Залы Гильдии Авантюристов в Ксирусе, ну конечно бы если они расширились и заняли целый город.

Как и рассказывал мне Аларик, заведения, обслуживающие восходящих, находились просто всюду. Разнообразные украшенные вывески, висевшие над многоуровневыми витринами магазинов, рекламировали всех и вся — от Кузнецов до мясников. Я увидел несколько магазинов, специализирующихся на создании и ремонте определенного оружия, рынки, где можно было найти более простые потребности, такие как сухой паек или новая пара ботинок, и я даже нашел впечатляющее здание, рекламирующее услуги по приему за вознаграждение артефактов и разной добычи.

Но чаще всего, заведения, которые попадались мне на глаза были постоялые дворы. На самом деле, большинство многоэтажных кирпичных зданий различных цветов и украшеных не хуже центральной улицы Арамура были гостиницами, все из которых рекламировали долгосрочную аренду комнат, чаще всего оплачиваемую по месяцам, а не по дням, судя по вывескам.

— Аларик был прав. Здесь можно провести всю свою жизнь не вылезая наружу, -пробормотал я себе под нос.

— Сосредоточься! Ты похож на деревенского мужлана, впервые вышедшего в город. Помни, что мы здесь для того, чтобы ты прошел тест с восхождением, — упрекнул Реджис, хотя он был так же поглощен осмотром достопримечательностей, как и я.

Я понял, что настолько отвлекся, что не был уверен, в каком направлении идти, чтобы найти команду. Аларик дал несколько советов о том, где искать потенциальных товарищах по команде и как с ними договориться, но его наставления по поводу поиска людей на втором уровне, как я понял, было довольно поверхностным.

Пробираясь обратно к порталу, из которого я прибыл, я искал любого работника или охранника, который мог бы помочь мне и направить меня в правильном направлении. Но с этой стороны портала восходящие двигались цельным потоком только в мою сторону.

— Прошу прощения?» Сказал я, похлопав проходившего мимо человека по плечу. — Вы не знаете, где я могу найти команду для первого захода в реликтомбы?»

Бородач, чья золотая кольчуга заставляла его практически светиться, склонил голову набок и бросил на меня свирепый взгляд. «Уйди с дороги»

Получив несколько таких красочных отказов от других восходящих, я наконец-таки нашел молодого джентльмена, который выглядел всего на несколько лет старше меня, но все-таки был готовым помочь мне.

— Ты серьезно?» спросил он с веселым смешком в голосе.

«Я здесь впервые,» признался я, почесывая щеку.

— Пошли, — кивнул мужчина подбородком. — Я как раз направляюсь туда.»

Выйдя с главной улицы, мы вдвоем пересекли менее людную улицу. Пока мы шли, я оценивающе оглядел этого человека; на нем был облегающий комплект темных кожаных доспехов, хорошо сделанных, но гораздо менее роскошных, чем те, что я видел на других восходящих, как, к примеру, и на человеке с золотой кольчугой. Он двигался уверенно, точно зная, куда ведет нас.

— Так из какой же ты академии?» томно спросил он. — Конечно, это ничтожный шанс, что ты из моей академии, но, все же это вохможно, я квасец.»

Я отрицательно покачал головой. — Я не учился в Академии. Мой дядя обучал меня.»

— И тебе удалось пройти аттестацию? Поздравляю, — сказал он с улыбкой, прежде чем протянуть руку. — Кстати, меня зовут Квинтен.»

— Г рей, — ответил я, принимая его жест.

— Ну что, Г рей, у тебя была возможность пройтись по городу?» Спросил Квинтен, глядя на возвышающиеся над нами здания.

«Немного. Город еще более удивительный, чем те истории, которые я о нем слышал.»

— Ну и чего ты ждешь, когда перед тобой целый город, созданный исключительно для могущественных магов, — сказал он со смешком. — Это ты еще не видел поместье Саммит.»

Мои брови нахмурились. «Поместья? Отдельные территории с домами?»

Квинтен кивнул. — Я только заглядывал за ворота, но это закрытая территория вилл для высокородных восходящих.»

— А учитывая, сколько постоялых дворов я видел, просто идя по улице, я могу лишь предположить, насколько эти дома астрономические по цене?»

«Астрономические» было бы преуменьшением, — фыркнул восходящий, когда мы свернули направо в узкий переулок между двумя зданиями. — Нет, даже если бы у тебя были деньги, то настоящая проблема-это эксклюзивность владений. Количество объектов недвижимости тут довольно ограничено, и очень редко высокородные отказываются от престижного права владения домом на втором уровне. Дома обычно продаются только в том случае, если высокородный имеет очень серьезные проблемы с деньгами.»

— Понимаю.»

Всадник с улыбкой обнял меня за плечи. — Просто даю тебе несколько объектов для мечтаний, чтобы ты попробовал их достичь.»

— Я усмехнулся. «Спасибо.»

Затем Квинтен наклонился ближе ко мне. — Тебе также следует заценить девушек на улице Блоссом.»

— А? — Мне потребовалась секунда, чтобы понять, что он имел в виду. — О…подожди, они тоже восходящие, с чего бы им заниматься таким—»

— Подъемы опасны. — Он пожал плечами. —Многие из нас-не только наши милые экскортницы—прошли через это. Мы сыты этим делом по горло. Те, кто поумнее, поняли, что есть более простые способы заработать деньги.»

— Например, вести бедных магов, пытающихся стать восходящими, в темные закоулки и грабить их?» Невинно спросил я.

Квинтен моргнул, прежде чем подавить смех. — Когда ты это заметил?»

Я огляделся, не обращая внимания на восходящего, спокойно прислонившегося к кирпичному столбу, поддерживающему мост несколькими этажами выше нас. В поле зрения не было ни одного восходящего, кроме моего дружелюбного грабителя.

«Достаточно рано, — сказал я, опуская глаза, чтобы встретиться взглядом с Квинтеном. — я предполагал, что у тебя будет группа поддержи из других головорезов, ожидающих, пока ты кого-нибудь заведешь сюда.»

Он издал смешок. — Зачем мне нужна группа, чтобы справиться с одним маленьким вогартом?»

Очертания Квинтена расплылись, когда он бросился ко мне, лезвие сгустившегося камня сплелось вокруг его руки.

— Нужна помощь? — Лениво спросил Реджис.

Нет, я возьму его на себя.

Я потянулся к каменному клинку, который появился по всей руке Квинтена. Схватив его за запястье левой рукой, я направил лезвие в безопасное место, отступил назад левой ногой и ударил его правым локтем в подбородок.

С инерцией его собственного рывка, мне едва ли пришлось прикладывать какую-либо силу, кроме того, чтобы покрыть себя эфиром.

Голова Квинтена откинулась назад, и он рухнул на землю, его каменный клинок растворился.

К счастью, грабитель не умер, и его тело было достаточно крепким, чтобы он пришел в сознание в течение нескольких минут, давая мне достаточно времени, чтобы связать его руки и ноги вместе, используя для этого его собственную одежду.

— Хорошо вздремнул?»

Восходящий издал стон, прежде чем понял, что он наполовину обнажен и его конечности связаны. — Я не знаю, что ты сделал, но ты действительно думаешь, что кожаные ремни могут удержать меня?»

«Нет, но они дадут мне достаточно времени, чтобы вырубить тебя снова, если ты

попытаешься сделать что-нибудь неприятное, — сказал я с невинной улыбкой.

Квинтен неловко кивнул со своего места на земле. — Чего ты хочешь?»

«То, что я хотел с самого начала, — ответил я. — Где мне найти команду для моего первого восхождения?»

Полуобнаженный восходящий покачивался на боку, пока не смог указать подбородком в нужном направлении. «Просто следуй по этой дороге, пока не попадешь на проспект Вритра. Поверни направо и следуй по дороге, пока не увидишь высокое здание с гигантскими часами на вершине.»

— Спасибо, — сказал я, подходя к нему.

—Эй, погоди … ты же знаешь, что было бы очень глупо убить меня здесь, верно?» он спросил, с явной паникой в его голосе. -Т-тебе запретят восходить. —»

Я наклонился и защелкнул кожаные ремни на его запястьях. «Расслабься. Я знаю, что и раньше ты не пытался меня убить. И я полагаю, ты знаешь, что было бы очень глупо держать обиду, верно?»

Квинтен просто щелкнул толстыми кожаными ремнями вокруг его лодыжек. —Самое важное, что мы получаем в ходе восхождений, — это не знание или сила, а то, как выжить.»

— Я буду иметь это в виду. — Я повернулся, чтобы уйти, когда вспомнил еще один вопрос, который хотел задать. «Еще одна вещь.»

Квинтен заметно вздрогнул от моего внезапного движения. — В чем дело?»

— Что значит ‘вогарт?»

Квинтен невозмутимо посмотрел на меня.

«Вогарт,» повторил я. — Что это значит? —»

«Я услышал тебя и в первый раз,» проворчал он. — Просто я никогда раньше не слышал, чтобы меня спрашивали, что это такое.»

— Я рос довольно защищенным от подобного общества, — солгала я. — Мне практически пришлось сбежать от отца, чтобы стать восходящим.»

«Вполне справедливо, — сказал он, вытаскивая новый комплект одежды из своего кольца измерения. — Ты, вероятно, будешь сталкиваться с такими довольно часто, но это такие звери с глазами лани, которые находятся в нижней части пищевой цепи. В основном, это сленг для неопытного восходящего.»

‘Ага, ты вогарт, ‘усмехнулся Реджис.

«Вполне справедливо,» сказал я, весело хихикая и уходя.

Идя по узкой мраморной дороге, которая была на удивление чистой—в поле зрения не было никакого мусора—я направился к часовой башне, но увидел, что мимо мелькают едва заметные тени.

Я был больше разочарован тем, что не заметил этого человека, чем тем, что меня снова прервали от моего путешествия.

У каждого человека была эфирная сигнатура, и, хотя это не было физическим проявлением эфира, которое я мог поглощать, как существа в реликтовых гробницах, я мог использовать небольшое количества эфира внутри них, чтобы потенциально чувствовать их издалека…если я был достаточно натренирован в этом.

— Теперь можешь выходить, — сказал я, не сбавляя шага.

Стройный человек, одетый в темную кожу и кольчугу, спрыгнул с одного из нижних зданий слева от меня.

— Почему ты преследуешь меня?» Спросила я, изучая мужчину, который выглядел примерно моего возраста.

Вьющиеся пряди зеленых, как мох, волос закрывали большую часть его лица, но я мог разглядеть высокие скулы под парой глубоко посаженных карих глаз.

— Я с миром, — сказал он низким и хриплым голосом. Мужчина поднял руки, показывая пустые ладони.

«Если предположить, что Квинтен говорил правду, то ты не с ним, — задумчиво произнес я. — Третья сторона пытается попытать счастья, раз не вышло у твоего предшественника?»

— Он покачал головой. «Я почувствовал использование маны, и в этой части реликтомб это обычно означает бой. Я предположил, что кто-то попал в беду, поэтому проверил это.»

— Это не ответ на мой вопрос, — спокойно ответил я.

— Любопытство взяло верх, — признался он, потирая затылок. — Я был поражен тем, как ты расправился с этим головорезом, и, честно говоря, удивлен, что ты так легко его отпустил. Несмотря на то, что он тебе сказал, ты был бы вправе лишить его жизни.»

— Я так не поступаю, — сказал я, даже не пытаясь скрыть отвращение на своем лице от его слов про убийство.

— Вот почему я хотел бы быть в твоей команде, когда ты вернешься в реликтовые гробницы. Незнакомец уверенно выдержал мой взгляд, но пальцы его левой руки дрожали от возбуждения.

С воспоминанием о недавней попытки ограбить меня в моей голове, я не чувствовал себя особенно доверчивым, и я был уверен, что этот человек что-то скрывает. — Извини, что разочаровал, дружище, но я не собираюсь «возвращаться’ в реликтовые гробницы. Это мое первое восхождение.»

Он кивнул, его кудрявая зеленая челка мягко подпрыгнула вокруг лица. — Я слышал. Я могу помочь с этим, помочь тебе найти команду, которая не убьет тебя.»

‘Он очень настойчив,’ сказал Реджис.

Молча соглашаясь, я решил быть прямолинейным. — Но почему? А тебе-то что от этого? Дайте мне ответ, которому я поверю, и я подумаю о том, чтобы присоединиться к тебе.»

— Я не чувствую твоей маны. Я не почувствовал ее даже тогда, когда ты вырубил того грабителя, с которым справился одним ударом. Это крайне необычно для людей, ты отличаешься. Ты совсем другой. А в реликтовых гробницах другое — это хорошо.»

Реджис мысленно усмехнулся. — Мне нравится этот парень.’

— И это все? — Скептически спросил я.

— Мы все идем туда по одной и той же причине: стать сильными, разбогатеть, — сказал он, сжимая руки в кулаки, чтобы успокоить дрожащие пальцы. — Но реликтовые гробницы не могут быть нанесены на карту, по ним не проложить маршрут. Единственный способ изменить то, куда ты попадешь, — это сменить того, с кем ты путешествуешь. Как я уже сказал, разные люди — это всегда хорошо.»

— Значит, ты думаешь, что реликтовые гробницы приведут тебя в новое место, если ты пойдешь со мной? — Этот восходящий, похоже, знал о реликтовых гробницах больше, чем кто-либо из тех, с кем я разговаривал, за исключением, может быть, Аларика. Однако даже старый пьяница не связал это с путешествием с разными людьми, чтобы наметить разные пути через подземелье.

«Это идея. Новые пути, новые шансы завоевать награды—может быть, даже реликвию.»

В это я вполне мог поверить. Любой человек с его уровнем знаний и уверенности в себе обязательно будет полезен внутри реликтомб.

— Как тебя зовут?» Спросил я.

«Хэдриг.»

— Он протянул мне руку. Я взял его и сразу же удивился, насколько она маленькая. Я чувствовал мозоли от долгих часов, проведенных с оружием на пальцах и ладонях, и его хватка была сильной, но нежной.

«Грей.»

— Знаешь, Г рей, — сказал Хэдриг, когда мы повернулись, чтобы вместе идти к башне с часами, — у тебя будет намного меньше проблем с уличными крысами, желающих ограбить тебя или чего похуже, если ты будешь демонстрировать свои руны. Как правило, только те, кто не уверен в своих рунах, будут покрывать их.»

— Это еще одна причина, по которой маги хвастаются своими рунами?» Спросил я. -Извини, я из далеких краев, и к тому же не городской, так что мне кажется, что они просто выпендриваются.»

«Это может показаться высокомерным, и есть много восходящих, которые соответствуют этому описанию, но это действительно облегчает жизнь», — объяснил он. — Не многие люди на самом деле тратят время, чтобы научиться читать руны, так как, в зависимости от заклинания, которое они дают, может быть много различий в форме, которое оно примет. Восходящие, как правило, обладают весьма неоднообразными или примитивными заклинаниями.»

Пока я слушал, я понял, что не рассматривал социальное воздействие с той стороны, что твоя сила выставлена всем на показ. На Дикатене я мог судить о чьей—то силе по качеству их оружия и доспехов, или потому, что у них была связь с мана—зверем, или-когда такие вещи еще были возможны-потому что я мог чувствовать их ману, но я все еще мог ошибаться. Здесь потенциальный союзник—или противник—мог точно сказать, на что ты способен, просто взглянув на твои руны.

— В любом случае, давай найдем себе команду, — продолжил он. — Есть несколько варинтов сделать это, но я предполагаю, что ты хотел бы сделать это все как можно скорее?»

«Да.»

— Тогда здание ассоциации, в которое тебя направил бандит, не будет хорошей идеей, -сказал он, беря инициативу на себя. — Это самый безопасный способ, но ты должен заполнить довольно обширный запрос на бумаге, и им потребуется несколько дней, чтобы найти команду, готовую взять вас.»

Я потер подбородок, жалея, что не ударил Квинтена еще сильнее. — И что же ты предлагаешь?»

Хэдриг кивнул на дорогу. «Следуй за мной.»

Мы свернули с узкой дороги на проспект Вритра. Улицы были приятно оживлены восходителями —некоторые были одеты в повседневную одежду, в то время как другие выглядели так, как будто они жестоко убили кого-то всего несколько минут назад.

Дюжины белых деревьев с мягкими пурпурными листьями возвышались на улицах через каждые несколько кварталов, раскидывая под собой тень и выставляя во все стороны свои похожие на драгоценные камни листья.

Я не мог не заметить, что глаза Хэдрига постоянно осматривают местность, как будто всегда настороже или что-то в этом роде.

— Мы заблудились?» Спросил я.

«Нет. Просто…меня кое-кто ищет. Это не важно.»

Это звучало очень важно…но я пока оставил эту тему.

Миновав башню с часами, к которой меня направил Квинтен, мы свернули на извилистую дорогу, которая вела мимо нескольких гостиниц, двух борделей и медицинского центра. Наконец Хэдриг остановился.

— Ого… — выдохнул Реджис.

Мои глаза расширились от открывшегося перед нами зрелища, я не совсем понимал, что с этим делать. Я подумал, что, может быть, Хэдриг заблудился… он оглянулся на меня с веселым выражением лица, как будто наслаждаясь моей реакцией.

— Мы здесь.»