Глава 282. Замкнутый Круг

«Ада из Родословной Гранбел, Эзра из Родословной Гранбел, Риа из Родословной Фалина, Грей, и”—женщина в униформе сделала паузу, смещая взгляд с карточки восходящего, которая находилась в ее правой руке на Хедрига, и обратно на карточку—”Хедриг из—эмм—да… Ваши личности подтверждены,» закончила она, широко улыбаясь, пока вручала нам назад наши карточки. «Сопровождающий восходящий Келон из Родословной Гранбел, стипендия будет автоматически переведена на вашу рункарту после того как кандидаты официально получат значок восходящего за вступительное восхождение.»

«Оу, а могу ли я как-то получить стипендию сейчас? Это не будет идти против правил; Я сопровождаю своих родных,» объяснил Келон.

«Исключений нету. Пожалуйста поймите что эти правила созданы для безопасности и благополучия всех восходящих,» изложила тощая женщина с черными волосами, как будто ее спрашивали этот вопрос бесчисленное количество раз.

«Бывали ли случаи, в которых сопровождающие занимались вымогательствами у кандидатов в прошлом или что-то типо того?» прошептал я Хедригу, пока мы вдвоем ждали позади.

«Хуже. Есть отчеты о том, что некоторые сопровождающие принимали кандидатов на вступительные получив стипендию для того, чтобы убить и ограбить тела, а затем свалить вину за их смерть на Реликтомбы,» объяснил зеленоглазый восходящий с отвращением.

После того, как наше вступительное восхождение прошло запись, наша команда направилась к центру террасы, где над нами возвышалась арка. Сложные руны очертили каждый сантиметр массивного сооружения, делая аналогичные телепортационные врата, которые я видел до этого, похожими на игрушки.

Чем дольше я оставался в Реликтомбах, тем больше восхищался их красотой и сложностью. Летающий город Ксайрус был чудом Дикатена, но даже он сере́л по сравнению с этим местом.

Должен признаться, алакрианцы тоже весьма впечатляли. То, что им удалось сделать с первыми двумя этажами Реликтомб—создать столицу восходящим, для подготовки к непредсказуемым опасностям, пролегающими перед ними—было не менее удивительно.

Количество ресурсов и времени, вложенных в то, чтобы восходящие не только хорошо оснащались и вознаграждались за спуск в Реликтомбы, но и почитались гражданами Алакрии, уже в значительной мере говорило о том, насколько Агрона нуждалась в восходящих.

Даже если эти вступительные всходы предназначались для того, чтобы кандидаты получали более безопасный опыт в Реликтомбах.

«Так все же, почему мне кажется, что Хедриг ждет беды?» спросил Реджи, прочитав мои мысли.

Меня интересует та же тема. Что он имел в виду, когда говорил что надеется что Келон *достаточно силен, чтобы провести нас через этот подъем*?

Всё, что я слышал до этого момента, звучало так, как будто вступительный подъем- это всего навсего погружение мизинчика в воду, особенно для тех, кто обучался в академиях.

«Возможно, он не настолько жесткий, каким хочет казаться?»

«Все готовы?» спросил Келон, встряхивая меня от моих внутренних обсуждений с Реджи. Мы стояли всего в нескольких шагах от массивной арки, в котором гнездился бело-золотой портал.

«Разве мы не должны провести проверку припасов?» Хедриг серьезно ответил.

«Это необходимо? Вступительные обычно не занимают больше дня,» невтерпеж отвечала Риа, ее тело практически притягивало к жужжащим воротам, на которые она смотрела с широко раскрытыми глазами предвкушения.

«Мы должны относиться к этому, как к любому другому восхождению,» настаивал Хедриг, уже подводя итоги по собственному продовольствию. «У меня достаточно воды для себя на неделю и сухого пайка на два дня.»

«Хедриг хорошо подметил. Никогда нельзя быть слишком подготовленным к Реликтомбам» присоединился Келон, вытащив из своего пространственного кольца большой кожаный бурдюк и пучок вяленого мяса, завернутого в ткань. «У меня достаточно воды на три дня и сухого пайка на один день.»

Остальные товарищи тоже достали пайки. Удивительно, но у меня было больше всех еды и воды, спасибо Аларику. Старый пьяница упаковал мне двухнедельный запас воды и герметичные пайки на три дня.

«Может быть, он и старый ворчливый алкаш, но, по крайней мере, кажется, что он действительно уделяет внимание твоим интересам,» сказал Реджи с усмешкой.

«Хорошо, мы собраны в значительной мере лучше, чем в некоторых из моих более глубоких восхождений,» сказал Келон, глядя на Рию с забавным выражением лица. «А Риа, кажется, думает, что собирается на пикник, со всеми сладостями, которые она принесла.»

Риа покраснела и вслед выкинула целую цепочку ругательств. «Неважно. А я ведь собиралась поделиться…»

«Ага, ага,» Келон хихикал. «У вас всех есть свои симулеты, верно?»

Каждый из нас вытащил отполированный амулет, исписанный рунами, размером с мою ладонь, который связывал бы нашу команду, проходя через врата телепортации.

Калон кивнул и повернулся лицом к переливающейся поверхности золотисто-белого света, которая привела бы нас в первую зону.

«Родословная чтит меня, свет направляет меня, Вритра защищает меня,» декламировал Келон, родные и Риа последовали его примеру.

Мы с Хедригом посмотрели друг на друга, не участвуя в их ритуале. Я не мог быть уверен, но мне вроде показалось, будто я увидел, как Хедриг закатил глаза. Не размышляя об этом, мы прошли через врата.

***

Мы вошли в полную темень. Воздух был сухим и черствым, а из-под нас дул хрустящий ветерок. Даже с моим усиленным зрением, я не могу сказать, открыты ли мои глаза или закрыты.

«Никому не двигаться,» сказал Келон, его голос прорезался сквозь тьму, тихим шепотом.

Я видел, как мягкое сияние чьей-то руны засветилось до того, как передо мной вспыхнула искра, осветив местность. Гигантские, изуродованные лица глазели на нас из темноты.

Передо мной в нескольких шагах была Риа, она подняла свой веерообразный кинжал и отскочила назад, чуть не упав с края узкой возвышенной дорожки, на которой мы стояли. Кинутая рука Хедрика поймала ее за локоть, крепко ее держа, пока она снова не коснулась поверхности ногами.

Риа повернулась, увидев окраину, вспышка от искр исчезла, скрывая изуродованные лица, а также искаженные, мучительные выражения их лиц.

«Дайте мне секунду, чтобы изменить заклинание.» Келон проговорил тихим голосом в то время руна на его обнаженной области нижней части спины засветилась вновь.

В этот раз оранжевое пламя исходило от восходящего, яркое и более контролируемое, чем искры. Оно окунуло область в теплый свет, открывая огромную камеру, а может быть, и коридор. Я не мог обнаружить потолок, чего-то перед нами или за нами. Узкая тропинка, на которой мы находились, была около четырех футов в ширину и, казалась проплывает посреди моря тьмы.

Внутренние стены по обе стороны походили на резбленные лица, немножко человеческие, хотя гротескные и деформированные. Но это было не из-за недостатка явного мастерства; настолько подробными были выражения лиц, что казалось, будто они когда-то были живы и окаменели в последние минуты боли и ярости.

«Довольно нездоровый вкус в декоре,» сказал Реджи. «Смотри, можно заметить их гланды в крике—и зубы в дырах между щек.»

Я вижу, думал я, что они были настолько отвратительны, что даже не приглядывался внимательно.

«Не приближайтесь близко к уступу» приказал Келон, в его голосе не осталось и следа досуга. «Рассредоточтесь на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Эзра, освободи немного пространства для копья.»

Мы рассредоточились линией, медленно передвигаясь и придерживаясь центра каменной дороги. Мы с Хедригом шли позади, в то время как Келон взял на себя роль направляющего, освещая путь рукой, которая омывалась ярким пламенем.

«Я не могу сказать, насколько далеко уходит эта тропа, но это единственное направление, которое я вижу» сказал Келон.

«Я тоже могу сотворить свет,» сказала Ада, ее глаза нервно метались между лицами, взирающими на нас с дальних стенок.

«Побереги пока свою ману,» ответил Келон. «И не нервничай так, Ада. С нами все будет в порядке.»

«Не забывай, что ты готовилась к этому годами,» рявкнул Эзра.

«Эзра прав,» успокаивающе сказала Риа, несмотря на ее встревоженное выражение лица. «Это только первая зона. Не дай выбить себя из колеи каким-то там отвлекающим штукам»

«Я просто не ожидала, что Реликтомбы будут настолько страшными,» прошептала Ада.

«Ты в порядке?» спросил я Хедрига, который бесшумно наблюдал за нашим окружением в низкой позиции, его сабля крепко сжималась рукой.

«Я в порядке,» пробурчал он, не встречаясь глазами.

Мы вшестером шли линией, направляясь глубже в темную область, наш темп передвижение был аккуратным и равномерным. Отсутствие изменений в окружении—кроме разнообразных жутких лиц—делало невозможным судить то, насколько мы далеко зашли.

Вдобавок, я оставался бдительным и проверял ногами дорогу, я также должен был акклиматизироваться к высокому уровню эфира в этой зоне. На первых двух этажах я не чувствовал себя как-то иначе, но вход через портал как будто открыл иной глаз, который смотрел прямиком на солнце.

Вот почему возможно я не заметил их раньше.

«Артур,» предупредил Реджи мрачным тоном.

Я тоже их чувствую.

Я на мгновение засомневался, беспокоился, что может показаться подозрительным предупредить остальных, даже если Келон ничего не заметил до сих пор. В конце концов, я никто и звать меня никак, тем более у меня еще толком и молоко на губах не обсохло с моим то первым восхождением.

«Я думаю что-то приближается снизу,» наконец сказал я, решив, что лучше предупредить их, чем рисковать тем, что их застигнут врасплох.

Калон остановился, в направлении передвижения, наклонившись над краем каменной дороги вытянув горящую руку. Через минуту он сделал то же самое с другой стороны, а потом оглянулся на меня.

«Ты уверен? Там внизу ничего нет, и я не почувствовал никаких других колебаний маны,» сказал он, изобразив взгляд, который что-то ищет, прежде чем обратился к Аде. «Отправь самонаводящее пламя с одной из сторон.»

Ада расставила руки в стороны, и в то же время руна на ее спине засветилась, появился круживший шар огня размером с голову. Она запустила огненный шар в бездну, одновременно остальные осторожно смотрели вслед за шаром.

Мы смотрели, как большой шар концентрированного огня опускался. Он не падал, как камень, и не плыл по воздуху, как стрела, а вместо этого вилял в воздухе, словно живой, кружась и извиваясь всюду, куда бы Ада его ни послала. По пути огненный шар освещал гладкую стену помоста, на котором мы стояли, а также отвратительные статуи на дальней стене широкого коридора.

Тогда, как вдруг, занавес был сорван, масса человеческих лиц показалась далеко внизу, их большие стеклянные глаза отражали оранжевый свет.

Испуганный визг прозвучал возле меня, и огненный шар рассеялся, погружая всех существ, которые были там внизу, обратно во тьму.

«Бежим!» проревел Келон, толкая Эзру и Рию перед собой. Он загреб сестру одной рукой, подняв другую руку с все еще горящим светом, высоко в воздухе, чтобы пролить свет на максимальную дистанцию в то время как сам рванул догоняя по пути сразу за ними.

Эфир циркулировал через мои конечности, пока я бежал, и я обнаружил, что относительно легко успеваю за остальными.

Однако, несмотря на наш бешеный темп, конца было не видать. Хуже того, теперь уже слышались кошмарные звуки существ снизу, своего рода нытье, шум стука зубов, которые постоянно становились громче.

«Я все еще не вижу конца!» Эзра кричал спереди, его глубокий голос дрожал.

«Твою мать! Что, за х**ня здесь происходит?» проклинал Келон.

Я оглянулся через плечо на Хедрига, мужественно взявшего на себя роль заключающего. Он был окружен тусклой белой аурой, пока бежал в его руке была обмотка изготовленная из кожи его вложенной в ножны сабли. Обернувшись, мой глаз едва заметил слабый проблеск.

«Пригнись!» закричал я как только кувыркнулся на пятки.

Хедриг опустил голову без сомнений, ему едва хватило, чтобы избежать черного очертания чего-то прошедшего мимо, прямо там, где его голова была секундой назад.

«Ч-что это было?» завопила Ада. Старший брат все еще тащил ее, она могла видеть его очень четко.

«Не останавливаемся!» подгонял Келон.

Мы ускорили шаг, лиц, вырезанных в стенах уже не было видно. Однако я знал, что это лишь вопрос времени, когда какие-то эфирные существа скрывающиеся под нами, рано или поздно настигнут нас.

Искаженный вопль зверей, вместе со скрежетом зубов, вырос до оглушительного гула, перед тем как все больше теневых фигур начало вылезать из моря тьмы.

Именно под освещающим заклинанием Келона мы, наконец, увидели существ, с которыми столкнулись, и они наверняка были взяты из кошмаров. У них были змеиные тела размером и обхватом с человека, с двумя длинными руками, заканчивающимися сверкающими когтями. На их длинных шеях, у каждого монстра было изуродованное человеческое лицо, как и у статуй. Однако, эти были живехонькие полны ненависти и ярости.

Келон бросил Аду и впервые достал оружие. Это было копье, как у Эзры, которое отличалось черным лезвием, казалось, оно смешалось с нашим окружением.

Головы гулеподобных существ извивались, пока поднимались по узкой дороге. Их костные челюсти не умолкая стучали, создавая эту жуткий скрежет, сливаясь с низкими завываниями.

Вспыхнуло копье Келона, обезглавив трех уродливых змей одним махом.

«Нужно двигаться дальше!» ревел он, рубя другую человекоподобную змею и заставляя ее оторванную скрежещущую голову падать в пропасть.

Эзра взял на себя роль направляющего, последовав приказу брата, вращая копье, чтобы сбить змеиных гулей, а не пытаться их убить.

«Может мне следует выйти?» спросил Реджи, переполненный предвкушением, как только я ударил зверя голой рукой, впитывая в себя часть его эфирной сущности.

Еще нет. У остальных, похоже, пока все под контролем.

Позади меня Хедриг двигался мимо гулей, как танцор, заставляя падать их один за другим с грацией и повышенной степенью точности.

Келон с другой стороны же боролся машинальной эффективностью фермера, рубящего пшеницу на поле. Его копье прорезало широкие дуги в воздухе, часто вырубая несколько змей за один заход и швыряя других с моста, легко компенсируя брата и сестру, которые не поспевали.

Ада, несмотря на то, что висела на плече Келона, как мешок с зерном, призвала огненную циркулярную пилу, которая не только разрывала врагов, но и становилась крупнее с каждым расчленненым врагом.

Однако контроль над ней оставил ее полностью беззащитной, так как для поддержания заклинания явно требовалась вся ее концентрация. Она держала обе руки вытянутыми перед собой, делая минутные регулировки пальцами, чтобы контролировать движения пилы. Хотя и Риа, и Келон были рядом с ней, она была защищена так же, как и любой из нас от нападающих гулей.

Тем не менее, все больше и больше змеиных чудищ вытекало из мрака. Они начали кооперироваться друг с другом, создавая цепи из змееподобных тел, спускающихся в глубины, позволяя другим подниматься наверх с поразительной скоростью.

«Нас догонят, если продолжим в том же духе!» кричала Риа, капельки пота выступили на бровях и щеках, пока она блокировала острые костистые когти твари плоской частью широкого лезвия, прежде чем отбросила его порывом стремительного ветра.

«Я постараюсь выиграть нам немного времени!» кричал Келон. «Эзра, сосредоточься на защите Ады.»

Наша линия сместилась по мере того, как Эзра начал двигаться к Аде, оставляя Риа спереди, в то время как Келон ушел в самый конец.

Мы бежали, трое студентов прокладывали путь. Я сбросил троицу гулей, мои кулаки, закаленные эфиром, врезались в их деформированные лица, каждое прикосновение позволяло мне выкачать больше эфира из тел пока они же сбивались в мертвую кучу или сваливались, освобождая путь.

«Ада, сейчас!» взревел Келон.

Еще одна руна зажглась на спине Ады, и вращающаяся пила с рубцами из огня стала размером с карету, разбросав дюжину тонких огненных веревок, которые скользили в воздухе так же, как и уродские змеи, с которыми мы сражались.

Из эпицентра заклинания Ады вырвался разряд электричества, который управлял витающими шнурами, как будто они были проводниками для усиков молний. Цепи наэлектризованного огня рассеялись, намотавшись на ближайших к ней гулей, прожигая насквозь, будто разогретую проволоку пронесли сквозь воск свечи, вызвав ветки молний, которые скакали от одного к другому, создавая эффект цепной молнии, которая в одно мгновение скосила десяток упырей.

Ада свалилась, ее кожа побледнела даже под теплым светом огня.

«Хорошая работа!» сказал Эзра, тяжело дыша, пока отбивал очередную пару гулей взмахом багрового копья.

Мои глаза сканировали наше окружение, пока пробудившаяся эфирная чуйка обнаружила всех гулей поблизости.

«Риа, под тобой!» завопил я, заметив костистые когти, которые собирались схватить за лодыжку бойца с короткой стрижкой.

Она попыталась уйти из зоны поражения, но оглушительный взрыв сотряс каменную дорогу, и вместо того Риа споткнулась вперед прямо в раскрытые когти гуля.

На пути были Эзра и Ада, моим единственным вариантом было использовать Божественный Шаг, чтобы вовремя добраться до нее и спасти.

Но я сомневался.

Я сомневался с мыслями о раскрытии моих эфирных способностей этим людям.

В минуту сомненией, Рию уже сбили с ног.

Неожиданно для себя, я повернулся назад, чтобы разузнать что стало причиной взрыва и увидел, что большая часть каменной дорожки была взорвана в щепки Келоном.

Хедриг был всего в нескольких шагах позади меня в полном окружении отбиваясь от толпы гулей, которые практически наваливались друг на друга, пытаясь добраться до него.

Я резко обернулся на звук панического крика Рии…

«Эзра!» она отчаянно плакала схваченная на краю каменной дорожки, ее крутящееся веерообразное лезвие было отброшено в бездну.

«Риа!» Эзра ловил воздух, с широкими глазами, без возможности пройти мимо еще одной пары гулей, которые двигались к его сестре.

Мой разум закружился в этом мгновении. Я мог бы обойти Эзру и Аду, используя Божественный Шаг, чтобы добраться до Рии, но раскрыть это здесь и сейчас было бы слишком рискованно.

Вместо этого я применил свою несовершенную, эфирную версию Взрывного Шага, чтобы сократить расстояние между мной и тем местом, где сражались Эзра и Ада.

Ада прибегла к использованию небольших вспышек молний, чтобы временно оглушить гулей, хотя и не причинила им сильного вреда, в то время как Эзра сосредоточился на том, чтобы сбивать их с платформы.

Схватив изуродованную человеческую голову гуля, отчаянно пытавшуюся укусить Аду, я скрутил ее, сломав шею и заставив голову упасть.

Еще один крик, от которого холодела кровь, пронзил воздух. Риа вцепилась кровавыми пальцами, пока на ее маленькое тело взбиралось больше змеиных гулей.

Я закинул Аду на себя и встретился с глазами Эзры. Он не тратил время впустую, и уже спешил на помощь Рие.

Преследовавшие гули позади нас, неспособные пересечь большую пропасть на каменной дороге, освобождали Келона и Хедрига, которые вытесняли тех, кто поднимался со сторон, прежде чем наведывались к нам, обеспечив минутную передышку.

В то время как остаток восходящих потел градом от напряжения нескончаемой битвы, я получил больше энергии, чем потратил, благодаря минимальному количеству эфира, которого использовал.

«Что случилось, почему вы остановились?» спросил Келон, его дыхание до сих пор оставалось равномерным, несмотря на то, насколько долго мы сражаемся.

Прежде чем я смог ответить, Ада издала резкий вздох, ее лицо бледнело в ужасе. «Риа!»

Глаза Келона расширились как только его сестра побежала вперед. Я повернулся, увидев, как Ада вытягивает Рию с уступа. Эзра только что убил последнего гуля, который чуть не утащил девушку с дороги.

Келон поспешил за ними, в то время как мы с Хедригом сосредоточились на убийстве любого из гулей, которые смогли бы пробраться на дорогу.

Даже беглый взгляд дал мне понять, что Риа была в плохой форме. Правая нога была отгрызана по лодыжку, а глубокие порезы параллельно выстроились на спине и ногах. Ее лицо скривилось от боли, слезы стекали по щекам, пока она отчаянно цеплялась за Аду.

«Мы должны двигаться,» сказал я, даже не глядя, как я перенаправил гуля, чтобы тот врезался в другого гуля, посылая их обоих по спирали вниз с глаз долой.

«Думаешь, она в состоянии двигаться>!» Эзра кинул в ответ.

«Грей прав. Мы не можем здесь остаться,» вклинился Келон, повернувшись ко мне. «Ты можешь держать Рию? Хедриг, Эзра и я будем отвечать за безопасность вас двоих и Ады.»

Я кивнул, в торопях подхватив Рию на руки.

Все тело Рии билось в конвульсиях, вместе с тем она выпускала болезненный крик, но маленький восходящий сумел обвить руками мою шею.

«Поехали! Ада, дай нам немного света!» сурово сказал Келон, отбивая упыря.

«Ты уверен—что им—не нужна моя помощь?» спросил Реджи, по видимому, заскучавший из-за ситуации.

Пока нет, съязвил я, начав бежать.

Хедриг и Келон принимали шквал ударов и разрезов, так как они полностью сконцентрировались на защите меня и Ады, но с растущим количеством змееобразных гулей мне пришлось прибегнуть к приседаниям и петлять мимо тех, кто сумел взобраться на стены и опередить нас.

Нам заняло всего несколько минут пути, прежде чем Эзра внезапно скользнул, чтобы остановиться.

«Быть того не может,» у него отвисла челюсть. «Это невозможно.»

Остальные догнали его и пламенные шары засияли спереди, облицевав пропасть на пути, блокируя наш путь.

Та же пропасть, которую сделал Келон.