Глава 284. Комната зеркал

Мой разум дрожал от замешательства, пока я проходил через портал, в следующую зону. Фигура сделала выпад слева от меня, и я поднял руки вверх, чтобы отклонить удар, но ничего не случилось. Движение в уголке глаза заставило меня резко повернуться, ожидая атаки с фланга, но и с другой стороны атаки не последовало.

«Бой с тенью, а, принцесса?» Реджи хихикал у меня в голове. «Гляди.»

«Кто-кто это?»

Повсюду люди смотрели на меня через прямоугольные окна, каждый из которых выглядел страдальцем их лица промокли от слез, были скручены от ярости или превращены в бесшумные крики. Некоторые сидели неподвижно, хотя большинство из них были в маниакальных припадках, диковинно жестикулируя, колотили и царапали себя или землю, как подопечные в психушке.

Прежде чем я смог продолжить изучение, Келон и Эзра наткнулись на меня, Риа находилась между ними.

«Что за херь?» сказал Эзра, дернувшись от меня и от фигур в окнах.

В центре комнаты был квадратный фонтан, шесть футов по обе стороны и окруженный скамейками. «Там,» сказал я, указывая на скамейку. «Посадите ее туда.»

Братья пронесли подругу семьи по комнате, стремительный поток ее крови, стекающий из отсеченных останков ее ноги, брызгал темными пятнами вдоль мраморного пола

Ада зашла следующей, она остановилась, а глаза остекленели. «Это… это убежище?» Она смотрела на одну из близлежащих фигурок, ее брови нахмурились в замешательстве. На самом деле она склонилась к нему и прищурилась, чтобы попытаться сосредоточиться на нем, как будто она не совсем верила своим собственным глазам.

Фигура, очень порядочного человека, которая носила только льняные брюки, пару стальных ботинок и шипованные перчатки, не оглядывалась, а стояла на четвереньках, забивая одну массивную перчатку в землю снова, снова, и снова.

Хедриг, последний вошедший, спокойно положил руку на ее плечо и провел ее мимо меня, к фонтану в центре комнаты. «Нет, это не комната убежище,» сказал он, его голос был низким и зловещим.

Келон обернул обрубок Рии бинтами из его размерного кольца, в то время как Эзра смотрел на него, беспомощно суетясь копьем. Он сорвался, когда Хедриг договорил.

«Что ты имеешь ввиду, говоря что это не комната святилища? Это» Он посмотрел вокруг и снова дернулся, как будто впервые увидел комнату «должна быть она»

Хедриг провел Аду к скамейкам и призвал ее сесть, прежде чем повернулся обратно к Эзре. «Очевидно, что это не так, и после первой зоны будешь дебилом, если будешь считать что мы находимся в таком месте, столь ожидаемом, как комната-убежище.»

Эзра пристально смотрел на Хедрига, но ветеран с волосами цвета мха казался совершенно беззаботным. Они долго пристально смотрели друг другу в глаза, пока Эзра не потупился и не отвернулся, на этот раз глядя на свою сестру.

Я обратил внимание на комнату. Она была всего лишь около пятнадцати футов в ширину и восемь футов в высоту, что заставляло ее ощущать ниже и более клаустрофобной после огромной пройденной зоны.

Несмотря на то, что территория возле фонтана была ярко освещена шарами света, которые висели над стекающей водой, комната погрузилась в тень по углам куда не достигал свет, что затрудняло определить длину комнаты. Свет, который отражался от множества окон, показывал нам измученные фигуры, создавая ощущение, будто комната растянулась настолько, что ей нет конца.

«Не окна,» мыслил Реджи, «зеркала. Присмотрись.»

Реджи был прав. Подойдя к ближайшему зеркалу, я увидел комнату, отраженную в нём, хотя, конечно, человек в зеркале не был мной и не существовал вне этого отражения. Он был пожилым человеком с густой серой бородой. Он сидел, скрестив ноги, и смотрел на меня невооруженным взглядом, его губы непрерывно двигались.

Я наклонился вперед, подняв голову, так что ухо чуть не прижалось к зеркалу, и я понял, что слышу слабый шепот голоса, хотя не могу разобрать слова.

«Итак» сказал Келон, обращая мое внимание на других, — «Риа спит. Она потеряла много крови, но припаривание, которое сделала Ада, спасло ей жизнь. Если мы сможем выбраться отсюда достаточно быстро, она будет в порядке».

Келон подошел к зеркалу возле фонтана. Человек внутри него носил шлем, на макушке которого располагались острые, ониксово-черные рога, похожие на лезвие ятагана, что придавало ему вид Вритры. Он стоял со скрещенными руками, и высокомерная ухмылка размазалась по его лицу. Судя по его доспехам — черной коже и очерненным стальным пластинам со струящимися рунами покрытыми повсюду — он был восходящим, при этом богатым.

«Они все восходящие,» сказал Хедриг, как будто он читал мои мысли.

«Посмотрите на дизайн и материал их одежды и доспехов,» отметил Келон. «Особенно рога. Носить рогатые шлемы не в моде уже,сколько, несколько десятилетий? Они уже давно здесь в заточении, не так ли?»

Никто не ответил, хотя совместный холодок прошелся по группе, потому как мы все считали, что застряли в этой комнате навечно.

«Во имя Вритры, почему мы оказались здесь?» сказал Эзра, в движении, чтобы стать рядом с Келоном. «Это вступительные. Все должно было закончиться!» Молодой широкоплечий человек повернулся ко мне. «Ты! Я не знаю как, но это твоя вина, не так ли?!»

«Достаточно,» тихо сказал Келон. «Неважно по каким причинам мы здесь, это всего лишь еще один тест. Это зона головоломок. Мы должны начать искать улики, которые помогут нам решить комнату и двигаться дальше».

Унылое выражение Ады исчезло, когда она встала на ноги, вынужденная улыбнуться чтобы мы точно увидели. «Именно! Мы сделаем это! Для-» Ада взглянула на спящую Рию, ее повязки уже промокли кровью. «Для Рии!»

В первый раз храбрость восходящего, казалось, окунула горячую голову Эзры, он обнял сестру сбоку, она же сморщилась от боли так же, как и он.

«А как насчет тебя?» Я спросил его. «Как сильно вы пострадали?»

«Ничего страшного,» сказал он, подняв подбородок, его взгляд выражал высокомерие. «Я буду в порядке».

Повертев головой, я обернулся и стал осматривать зеркала, одно за другим, на предмет каких-либо намеков или подсказок о том, как действовать дальше.

Келон подошел ко мне. «Это было впечатляющее заклинание, которое ты использовал, чтобы телепортироваться туда.»

«Спасибо», простенько сказал я.

«Я признаю, я не был лучшим студентом в академии,» продолжил Келон, «и особенно плох я был в древних рунах, — я просто никогда не достигал сути, понимаешь? Я всегда знал, что стану восходящим, а восходящие не дерутся друг с другом».

Я повернулся к Келону, встретившись с ним глазами. «К чему ты клонишь?»

Он поднял руки и тепло улыбнулся, но я видел напряжение пока он стоял, и то, как его улыбка не совсем дотягивалась до глаз. «Просто завязываю разговор, Грей—и все думаю об этом заклинании. Я никогда не видел ничего подобного. Мы изучали все виды рун в академии—разъясняю, потому что это повышает престиж, мне кажется.

«Мне стало любопытно» — он сделал паузу, посмотрев в холл на своих брата и сестру — «если бы я мог увидеть твою… Что у тебя за? Эмблема? Это выглядит слишком мощно для герба.» Не сразу ответив, Келон кинул удивленную ухмылку. «Точно не регалии? Так вот почему ты не показываешь свои руны? Кем ты являешься?»

«Слушай,» сказал я, «будет много времени для военных историй, когда мы выберемся отсюда, хорошо? А пока давай разберемся с этой комнатой головоломок.»

Келон повертел головой и похлопал меня по плечу. «Я выясню кто ты, Грей.» Он повернулся, проходя по коридору, следуя к своим родным, а потом остановился. «О, и извини за Эзру. Не обращай на него внимания, он просто защищает девочек.»

«И дегенератов,» сказал Реджи в моей голове.

Я улыбнулся и вернулся к зеркалам, снова сосредоточившись на насущной задаче.

«Догадки есть?» Реджи спросил после того, как мы просмотрели более дюжины или даже больше отражений. «Артур, что мы ищем?»

Если все здесь — восходящие, то, предположительно, они каким-то образом попали в ловушку. Может, дотронувшись до зеркал?

Ладно, не трогай зеркала, это еще стоит проверить. Но как нам отсюда выбраться?

Я остановился, когда одна из фигур, мимо которой мы проходили, дико размахивала обеими руками, явно пытаясь привлечь мое внимание. Это был бородатый мужчина, у которого также был рогатый шлем с локонами волнистых каштановых волос, которые спадали ниже подбородка. Его глаза были глубоко утоплены и окольцованы тенями, но он поднялся, когда я остановился.

Они могут видеть нас, я думал, осознание омыло меня.

Пойманный в ловушку восходящий прижал руку к внутренней стороне зеркала, показывая мне, чтобы я сделал то же самое. Когда я не сразу отреагировал, он улыбнулся и кивнул, а затем снова стал показывать более оживленно.

Это ловушка, ты знаешь это. Что если тебя засосет после того, как ты коснешься этого зеркала? Что если он выйдет на свободу и попытается убить всех остальных?

«Ты меня слышишь?» Я громко спросил, в сторону зеркала. Мужчина повертел головой и снова жестами прижал руку к внутренней стороне стекла. Я повертел головой в ответ.

Лицо мужчины наклонилось, и когда он поднял взгляд снова, в его глазах была такая чистая и злобная ненависть, из-за чего я сделал шаг назад от зеркала. Он начал кричать, даже дошел до того, что снял шлем и использовал его как кирку, чтобы попытаться вырваться наружу.

«Бляха-муха…кто-то встал не с той стороны зеркала» сказал Реджи, смеясь над собственной шуткой.

Игнорируя Реджи, я отошел от разъяренного восходящего.

После ещё нескольких минут безрезультатного осмотра зеркал, теперь осознавая, что обитатели наблюдали за мной так же пристально, как и за ними, выкрикнула Ада.

«Это… это я!» сказала Ада, ее голос, пронесся по коридору, который, казалось, был намного длиннее, чем казалось поначалу. Ада стояла перед зеркалом, возможно, в двадцати футах, и оттуда, где я стоял, я мог просто видеть фигуру внутри.

Зеркальная-Ада помахала и тепло улыбнулась, жест настоящей Ады тут же вернулся. Затем, двигаясь идентично, так что это было почти как если бы одно действительно было отражением другого, обе подняли руки и сделали так, как будто бы прижали их к стеклянной поверхности.

«Ада,» закричал я, «остановись! Не прикасайся к—» Правая рука Ады прижалась к зеркалу, что сделало и отражение, пурпурная энергия—эфирная эссенция—вышла из кожи Ады как пар, затем прошлась по телу как ветер, пока не поглотилась зеркалом.

Используя Божественный Шаг, я мгновенно оказался рядом с ней, но было слишком поздно. Ее тело опустилось в мои объятия, и я в ужасе наблюдал, как черновато-фиолетовая энергия из зеркала прошлась сквозь нее и впиталась в ее кожу.

Усталость накрыла меня, как теплое одеяло. Использование Божественного Шага дважды за такое короткое время, по-видимому, начало воздействовать на меня. Мне стоило стать намного сильнее, прежде чем я смог бы использовать эфир таким образом чтобы он работал, как швейцарские часы. По крайней мере, в то же время, я могу сейчас использовать Взрывной Шаг, не разрывая свое тело на части.

Тяжелые шаги позади меня объявили о приближении Келона и Эзры. Мой взгляд скользнул от бессознательной Ады в моих руках к зеркалу, и у меня екнуло в сердце. Ада—настоящая Ада—похоже, стучала кулаком по внутренней стороне зеркала, практически ослепленная паникой и слезами, которые стекали по ее лицу и капали с подбородка.

Даже, без звука ее слова ясно читались по губам. «Пожалуйста,» говорила она. «Пожалуйста».

Что случилось?» Эзра сорвался, наклонился над лежащей сестрой и положил руку на ее. «Ада? Ада!» Как только я открыл рот, чтобы объяснить, глаза Ады заморгали, заставляя нас отскочить от удивления; они были глубокими, темными, светящимися фиолетовым.

Келон перевел взгляд пурпурно-глазой Ады на зеркало, где плачущая, лихорадочная Ада все еще кричала: «Пожалуйста, пожалуйста!» Глаза старшего брата были окровавленными, когда он пытался собрать каждую оставшуюся унцию самообладания, его рука приближалась к зеркалу.

«Стоп!» Я выпустил импульс эфирной интенции (намерения), в результате чего каждый—Хедриг присоединился к нам только за минуту до того—замер на месте. «Прикосновение к зеркалу — вот что привело к этому. Я думаю…» Я сделал паузу, тщательно обдумывая, как лучше объяснить то, что я видел. «Я думаю, что Аду втянули в зеркало, и что-то вышло наружу из зеркала, чтобы овладеть ее телом».

Эзра, цепляясь за эту мысль, схватил Аду за руку и потянул ее к зеркалу. «Тогда мы просто заставим их поменяться обратно!»

Я потянулся за рукой Эзры, но Келон остановил меня. «Пусть попробует».

Прежде чем я успел поспорить, Эзра—с испуганной пурпурно-глазой Адой—прижал ее руку к стеклу. С другой стороны, наша Ада отразила жест.

Ничего не произошло.

«Пожалуйста,» сказала Ада, «Отпусти меня, Эзра. Ты делаешь мне больно.» Одна большая слеза навернулась в этих потусторонних глазах. «Пожалуйста.»

Эзра отпустил и отошел, скривившись. Он перевел взгляд с Ады на Келона и обратно, мучение было написано на его лице. В зеркале, изображение Ады упало на колени, руки закрыли лицо, а все ее тело подкашивало от всхлипов.

«Откуда мы знаем,» сказал Келон, неспешно произнося, пока слезы наворачивались на его глаза, «что Ада в зеркале настоящая Ада? Что, если это какая-то уловка—или ловушка?»

«Светящиеся фиолетовые глаза ничего тебе не говорят?» спросил я, не в силах сдержать раздражение от своего голоса. Келон не отреагировал, но Эзра агрессивно направился ко мне, его кулаки сжались, а глаза были полны темного огня.

Я вскинул голову и встретил его взгляд, моя интенция почти осязалась, просачиваясь сквозь меня. «Не делай ничего, о чем будешь жалеть, малыш.»

Эзра остановился и скрежетал зубами, его кулаки все еще были подняты в настороженном вызове.

«Сейчас не время сражаться между собой,» мягко добавил я, вздохнув.

Эзра цеплялся долгое время за мои глаза, тяжело дыша. Затем он внезапно повернулся и прижал руку к стеклу зеркальной тюрьмы Ады.

Хотя я не чувствовал никаких изменений, было ясно, что что-то происходит с Эзрой. Все его тело было напряжено, и когда он повернулся назад, чтобы посмотреть на Келона, его лицо было бледным, а глаза сияли слезами.

«Эзра!» Келон тяжело дышал.

«Я слышу ее,» сказал Эзра, его голос захлебывался эмоциями. «Когда я прикасаюсь к зеркалу, я слышу Аду. Она так напугана…»

Следуя примеру брата, Келон прижал ладонь к поверхности зеркала. Сразу же потемнело выражение лица Келона. Ему не нужно было ничего говорить, потому что я знал, что он тоже слышит ее плач.

Желая дать братьям минуту уединения, пока они делятся страданиями сестры, я обратился к Хедригу, но его нигде не было видно. Я посмотрел в сторону фонтана, где спала Риа, но его там не было. Также его не было видно в тускло освещенных углах комнаты.

Волна ужаса пробежалась по мне, и я начал искать в ближайших зеркалах любые его следы.

Я проходил мимо тонкой волосатой молодой женщины, которая лежала голой на полу, катаясь взад-вперед с вытянутыми над головой руками, как ребенок, играющий в траве; фигуру в громоздких доспехах, лицо которой было вытатуировано, остались нетронутыми только шокирующие голубые глаза; человека, который носил робу, как монах, но выглядел как бездумный, убийственный мана-зверь.

Хедрига там не было.

Я оглянулся на остальных; Келон и Эзра все еще прижали одну руку к зеркалу Ады, а другую положили друг другу на плечо. В зеркале Ада прижала свои руки к их.

Пурпурно-глазая Ада незаметно ползла от них к фонтану, рядом с которым спала Риа. Там было что-то чужеродное и злобное в том, как Ада двигалась, и ее светящиеся зеницы сузились в проблеске, поймав меня на том,что я наблюдал за ней. Я направился к ней, но остановился, когда звук разбитого стекла заполнил комнату.

«Хедриг?» Я крикнул во тьму, существо, маскирующееся под Аду, мгновенно забылось.

«В порядке, я в порядке,”сказал Хедриг, идущий навстречу из мрака, его меч привлек внимание.

Инстинктивно, я достал белый кинжал, который я взял из логова гигантской многоножки. Глаза Хедрига, казалось, были обращены на оружие, так как его взгляд зациклился на белом лезвии. С самого начала он, казалось, понял, что его собственный клинок в боевой готовности, он сразу же вложил его в свое размерное кольцо.

«Извини, если я напугал тебя, Грей,» сказал он, его голос был ровным, а руки расставлены в стороны, чтобы показать, что он не вооружен. «Я нашёл своё собственное изображение в зеркале дальше по коридору, и—может быть, оно было немного дерзким, но—я последовал инстинкту, разбив его.»

«О, да, отличная идея, давайте разобьем проклятые зеркала-тюрьмы, я уверен, ничего плохого не случится,» ворчал Реджи.

«Это было—» Я не был уверен, стоит ли хвалить Хедрига за его храбрость или делать ему замечание за его безрассудство, но я был спасен от проблем с завершением моего предложения, когда глаза Хедрига широко раскрылись, и он закричал: «Ада!».

Повернувшись, уже будучи уверенным в том, что увижу, я приготовил Взрывной Шаг в сторону фонтана, где я знал, что найду фальшивую Аду, которая восседала над бессознательным телом Рии.

Ты дурак, Артур! упрекнул я себя. Я не должен был отводить от нее глаз.

Я активировал Взрывной Шаг, намереваясь почти мгновенно приблизиться к краю фонтана, затем прыгнуть на оставшееся расстояние и схватить Аду. К сожалению, Келон тоже двинулся, бросившись в сторону Ады, встав на моем пути.

Я врезался в старшего брата Гранбел плечом в плечо, заставив его падать направив пятки в воздух. Не в состоянии удержать передвижение или свою траекторию, я обнаружил, что я отклоняюсь от курса прямо к одному из зеркал, не имея возможности остановить свой импульс.

Прокрутившись, я проломил плечом зеркало насквозь, прежде чем осознал что оказался вне зала зеркал. В какой-то болезненный момент я увидел, что подо мной простирается пустая чернота, но я смог ухватиться за раму зеркала, несмотря на зазубренные края оставшегося стекла, колющего в пальцах.

«Не смотри вниз,» призвал Реджи.

Я посмотрел вниз.

Чернота. Бесконечная чернота.

Единственная вещь нарушившая ничто, это яркий прямоугольник, который выглядывал в комнату с зеркалами, окно, плавающее в бездне. Я висел на раме, кровь начала течь по рукам и предплечью от порезов на пальцах.

Я пытался вытянуть себя наверх, назад через зеркало, но в мои мышцы просочилась холодная апатия. Мой разум был в тумане, конечности были слабыми и не реагировали. Я не мог сосредоточиться…

«Артур! «Реджи вопил у меня в голове, его голос прорезался сквозь туман, как луч маяка. Я тянулся наверх, чувствуя, как стекло скребет кости моих пальцев, но я смог вынуть один локоть из губ зеркала.

Затем Хедриг появился надо мной, потащив меня за плащ, наполовину душивший меня. Моя сила вернулась, как только я оказался на правильной стороне зеркала, и я освободился от его влияния в тот момент, когда ощутил под собой поверхность, рванув в сторону Эзры и Ады, которые дрались над лежащей Рией.

Эзра обвил обеими руками тело Ады, прижав к бокам ее собственные, но она крутилась и дико дергалась в его хватке. Она откинула голову назад, разбив брату нос и чуть не выскользнула на свободу.

Я расцепил их, сбив с ног обоих брата и сестру Гранбел, а потом помог Эзре прижать Аду. Ее фиолетовые глаза сверкали эфиром и яростью, она пиналась, царапалась и кусалась. Когда уже она не смогла нам навредить, она начала биться головой об землю со всей дури.

Появился Келон, бросившись в неразбериху и помогая удержать ее на месте, чтобы она не навредила себе. «Ада, остановись! Пожалуйста…» Его голос треснул, пока он умолял существо, управляющее телом Ады.

Реджи, мне нужно, чтобы ты вошел и посмотрел, что овладело ее телом. Я не был уверен, что это вообще сработает, но я подумал, что если Реджи может входить в камень Сильви, возможно, он сможет войти тело Ады.

«Мерзость. Ты хочешь, чтобы я вошел в чужое тело? Что если—» Я чувствовал, как отвращение лилось из Реджи, но не было времени спорить.

Просто сделай это. Сейчас же!

Теневой волк выпрыгнул из моего тела, за раз обогнув нашу разбушевавшуюся кучку, затем нерешительно растворился в Аде. Сначала ничего не случилось. Потом борьба ослабла, и Ада обмякла, хотя ее глаза все еще светились фиолетовым светом.

Келон, Эзра и я заняли позиции, ожидая, что Ада возобновит борьбу. Мои глаза бросились в комнату, наблюдая сцену. Фигуры в зеркалах вокруг нас остановили их дикую жестикуляцию; каждый из нас теперь стоял неподвижно, их глаза закрепились на нас четверых, лежащих на полу грудой. Разбитое зеркало теперь выглядывала на черное небытие, как на пустую глазницу.

Хедриг стоял над нами, хотя и не смотрел на нашу группу. Его взгляд был обращен на скамейку, где лежала Риа, тихо и неподвижно. Повязка на ее ноге была частично развернута, что свидетельствовало о том, что под ней лежит покрытый кровью, обглоданный обрубок. Кровь больше не текла из раны.

Лицо Рии было бледным, с застывшим выражением страха и мучений. Хотя ее стеклянные глаза все еще смотрели на низкий потолок, я знал, что они больше ничего не видят.

Риа была мертва.