Том 6. Глава 104. Приманка

Цянь E забрался в орудийную башню и сел на место прежнего стрелка. Затем, под руководством последнего начал разбираться в управлении.

Баллиста корвета не была особо сложным устройством. Главная сложность в ее управлении лежала в том, что в начале снаряд летел не очень быстро. Большое время до попадания давало оппоненту возможность уклониться. Именно этой слабостью и пользовались арахниды, раз за разом уворачиваясь от обстрела.

Однако, гигантская баллиста имела более низкие требования к изначальным массивам и пороху, давая при этом большую дальнобойность по сравнению с обычными изначальными пушками. По этой причине, для высокоскоростных кораблей, вроде корвета Чжао Юйин, подобное оружие было отличным выбором.

Выучив основы, Цянь Е начал двигать ручкой управления. Массивная пушка, повинуясь его командам, повернулась в направлении корабля арахнидов.

– Юный мастер Цянь Е… — увидев, что Цянь Е двигает оружие своей собственной силой, канонир, стоящий у него за спиной, был ошарашен.

Вся орудийная установка весила несколько тонн, и для того, чтобы ее двигать, требовалась помощь изначальных массивов. Движения канонира были медленнее, ведь перед тем, как навестись на цель, ему требовалось вначале активировать изначальные массивы. Это также было причиной того, почему ему было так сложно целиться по проворному кораблю арахнидов. Однако, ко всеобщему удивлению Цянь Е просто-напросто двигал орудийную установку, используя лишь свою грубую силу.

В руках Цянь Е тяжелая баллиста ничем не отличалась от обычной пушки на городских стенах. В данный момент скорость ее поворота уже в несколько раз превышала норму. В следующее мгновение юноша навелся на цель и, затаив дыхание, нажал на педаль. Корабль яростно содрогнулся и еще один гигантский болт вылетел вперед!

Как только выстрел был сделан, на лицах канониров, стоящих вокруг, выступили странные выражения. Причиной этому было то, что Цянь Е не просто немного промазал. В этот раз снаряд пролетел в нескольких десятках метров от врага. Оппоненту даже не надо было менять свой курс, так как снаряду просто с самого начала не было суждено попасть по цели.

Как и ожидалось, военный корабль арахнидов слегка сдвинулся влево, но вскоре вновь вернулся на прежний курс. 

Канониры и те, чьей задачей была перезарядка баллисты, потеряли дар речи. Все они были потомками главной ветви Герцога Ю, а потому никто из них не смел открывать рта из уважения к статусам Цянь Е и Чжао Юйин.

Цянь Е же, судя по всему, совершенно не казалось, что с его точностью было что-то не так. Как только новый снаряд был заряжен, он вновь нажал на педаль. В этот раз юноша навелся немного получше: снаряд пролетел прямо над кораблем арахнидов. Но хотя пауки на борту наверняка и были серьезно напуганы, болт баллисты все равно прошел в дюжине метров от них.

Цянь Е, не обращая внимания на свою скудную меткость, начал целиться вновь.

Тем временем, стоящая на мостике Чжао Юйин восторженно крикнула:

– Отличная работа!

Эти слова серьезно ошарашили капитана, но в этот момент девушка повернулась к нему и заорала:

– Куда ты пялишься? Ускоряйся!

Капитан рефлекторно дал ускорение на полную, но в его сердце все еще были сомнения. Военный корабль арахнидов был намного подвижнее корвета. C увеличением их скорости врагу будет даже легче отделаться от них. Подобное происходило уже несколько раз с начала боя.

Однако, вскоре капитан обнаружил, что расстояние между ними и врагом начало стремительно сокращаться. Канониры и перезарядчики, стоящие вокруг Цянь Е, тоже это заметили. Оказалось, что плохо нацеленные, на первый взгляд, выстрелы парня всегда летели туда, куда в это время собирался двигаться враг.

На корабле арахнидов явно поднялась тревога. Две его последующие попытки свернуть в сторону были довольно очевидны, и он быстро был вынужден вернуться к прежнему курсу. В настоящее время корабль пауков летел по практически прямой линии.

Главным преимуществом во время преследования по прямой была чистая скорость, и в этом аспекте странной формы корабль арахнидов очень сильно уступал корвету Дома Чжао. В мгновение ока дистанция между двумя судами сократилась до всего пятисот метров! Они были так близко, что у Чжао Юйин появилось желание выпрыгнуть за борт и стрельнуть по врагу из Горного Расщепителя.

Цянь Е наконец навелся прямо на корабль, и в этот раз снаряд попал по одному из крыльев. Главная часть корпуса корабля была в порядке, но одна из его конечностей была разрушена, ухудшив его способность корректировки положения в пространстве.

Этот артиллерийский выстрел заставил корабль арахнидов немного потерять в подвижности. Теперь он был словно паук, которому оторвали одну из лапок. Однако, в конце концов эти эффекты были не очень выраженными.

Цянь Е выстрелил вновь. Вначале казалось, что снаряду суждено промазать, но в следующий момент судно врага качнулось в сторону, пытаясь уклониться от обломков сбитого корабля, и болт баллисты попал в цель. В этот раз были уничтожены еще две конечности, а хуже всего то, что все три потерянные лапки находились на одной стороне. К этому моменту корабль арахнидов стал медленным, неповоротливым и неустойчивым.

Для того, чтобы справиться с таким искалеченным врагом, помощь Цянь Е больше не требовалась. Хорошо тренированного экипажа Дома Чжао было достаточно. Корвет начал попросту летать вокруг врага, поливая его различными атаками. В то же самое время, им удавалось ловко избегать контратак оппонента.

Цянь Е выстрелил вновь, разрушив одну из бортовых пушек арахнидов, что значительно снизило их огневую мощь.

Таким образом, судьба военного корабля пауков была предрешена. Но даже так, броня арахнидов была хорошо известна своей прочностью, а потому врагу удалось продержаться под бомбардировкой еще какое-то время, прежде чем их судно наконец взорвалось.

Корвет сделал круг вокруг обломков, чтобы подтвердить, что весь экипаж врага был уничтожен, после чего двинулся в сторону другого сражения.

После первоначального хаоса эскорт, оставленный третьим флотом Империи, наконец среагировал. Они быстро разбились на отряды по тройкам и начали уничтожать врагов. Преимущества боевых кораблей данного класса, их огневой мощи и отличной подготовки пилотов стали очень быстро очевидны: корабли арахнидов уничтожались один за другим.

Потеряв более половины эскадры, арахниды больше были не в силах выносить этого, а потому начали отступать. Однако, побег в это время был не таким уж и простым делом. Большая часть эскорта аристократов состояла из быстроходных линкоров, которые были даже быстрее врага. После нескольких погонь и уничтожения четырех военных кораблей, оставленных арахнидами в арьергарде, битва наконец подошла к концу.

Цянь Е по-прежнему сидел в главной орудийной башне. В этом бою ему удалось уничтожить два боевых корабля арахнидов и сильно повредить еще один. Для того, кто первый раз в жизни сел за корабельные орудия, подобное достижение было довольно выдающимся.

Однако, глядя в иллюминатор, Цянь Е совершенно не чувствовал радости. Там, снаружи, виднелся искореженный кусок стали, который ранее чуть не проткнул кабину насквозь. Половина этой стальной пластины была опалена до черна, и на ее поверхности даже можно было увидеть такую же черную, сломанную конечность паука.

Стальная пластина скорее всего вонзилась в корабельную броню совсем недалеко от орудийной башни, и была довольно близка к тому, чтобы прошить ее насквозь. Если бы такое и впрямь произошло, Цянь Е, сидящий внутри, оказался бы в серьезной опасности. Учитывая скорость, с которой пластина перемещалась в пространстве, юноше наверняка пришлось бы использовать Восточный Пик, чтобы у него появился хотя бы шанс ее заблокировать. В противном случае он бы получил очень серьезное ранение. Однако, внутри турели места хватало лишь для одного человека, и даже встать в полный рост тут не представлялось возможным. Где бы Цянь Е умудрился найти пространство, чтобы махать Восточным Пиком?

Размах прошедшей битвы нельзя было назвать таким уж и большим, но она позволила Цянь Е на своем опыте прочувствовать всю опасность и жестокость баталий в пустоте. Один человек был слишком слаб и в большинстве случаев даже бессилен против изначальных орудий и гигантских баллист.

Другим отличием между наземным и воздушным боем было количество потерь. Если корабль взрывался, то у обычного солдата не было ни малейшего шанса на то, что ему удастся выжить в пустоте. Даже судьба экспертов уровня воителя больше зависела от удачи.

Уничтоженными ранее военными кораблями арахнидов руководили по крайней мере эксперты уровня виконтов. Но эта эскадра засады была явно слишком мала: неважно насколько она была сильна сама по себе, со всех сторон было слишком много врагов. После разрушения их военных кораблей, они просто не могли получить подкрепление.

Цянь Е видел по крайней мере три или четыре вражеских эксперта, которые выпрыгнули наружу из разрушенных кораблей. Но куда они смогут сбежать, находясь прямо посреди флота Империи? В конце концов все они были уничтожены, один за другим.

Ни одному арахниду не удалось бы выдержать бомбардировку баллисты, созданной специально для того, чтобы пробивать толстую броню воздушных кораблей. Какими бы крепкими не были их тела, все они были разорваны на куски. Лишь эксперты уровня божественного воителя были способны индивидуально влиять на течение битвы. Большинство же обычных воителей могли считаться счастливчиками, если им удавалось просто выжить в подобных обстоятельствах.

Какими бы отличными ни были навыки пилотирования Чжао Юйин, и какой бы хорошей ни была меткость Цянь Е, все, что они могли, так это причинить неприятности паре кораблей. Эффект от этого на все сражение в целом был незначителен.

Именно внутри той орудийной башни Цянь Е в первый раз прочувствовал, насколько же жалкой была сила одного единственного человека в бескрайней пустоте.

После окончания битвы десантный флот поспешно зачистил поле сражения и возобновил свое путешествие, оставив позади в пустоте груду парящих обломков. Во время прошедшего жестокого сражения Империя потеряла несколько десятков транспортных судов. Почти десяти тысячам солдат на их бортах было суждено никогда не достигнуть поля боя, на которое они направлялись.

Половина потерянных судов принадлежала благородным семьям низкого ранга, а оставшаяся половина — землевладельческим семействам и обычным простолюдинам. Но даже так, потери их личного состава были неоспоримы.

Потери арахнидов тоже маленькими назвать было нельзя. В конце концов та элитная эскадра потеряла практически половину своих членов, а это считалось очень серьезным. Более того, командир первого корабля, уничтоженного Цянь Е, в плане контроля и навыков не уступал даже Чжао Юйин.

Выбравшись из орудийной башни, Цянь Е вернул это место прежнему канониру. После этого юноша вернулся на мостик и уставился в иллюминатор. На границах его поля зрения в этот момент был виден флот клана Вэй, стремительно продвигающийся вперед. Клан Вэй был одной из двух высокоранговых аристократических семей, присутствующих в текущей группе, но по размеру их флот занимал лишь четвертое место во всей армаде. Провинция Дальнего Востока все еще находилась в состоянии войны, а потому им требовалось оставить там достаточное количество кораблей для защиты земель.

Однако, даже несмотря на малую численность, строй кораблей клана Вэй был отлично организован. Очевидно, что все его члены были хорошо обученными элитными солдатами. И транспортные и военные корабли клана Вэй были того же класса, корабли которого сейчас использовались регулярной армией. В прошедшей битве эскадра арахнидов еще с самого начала приняла мудрое решение и не стала связываться с подобным врагом.

С другой стороны, корабли, несущие в себе солдат благородных семей среднего и низкого ранга, а также землевладельческих семейств, были гораздо менее презентабельными на вид. Также, все эти солдаты не обладали таким же убийственным намерением, слабо пронизывающим воздух вокруг солдат Вэй. Судя по всему, период яростных битв на Дальнем Востоке не только принес клану Вэй большие потери, но и закалил их солдат в пламени войны. Было не удивительно, почему некоторые проницательные люди отказывались от своих комфортных жизней в глубине Империи и отправлялись завоевывать новые земли на разоренные войной территории.

Массивный десантный флот продолжил продвигаться вперед сквозь безмолвную пустоту.

Испытав на себе предыдущую засаду, флот решил снизить общую скорость и немного сомкнуть ряды. Более того, заплатив ту кровавую цену, теперь даже самые высокомерные и несдержанные воины осознали всю безжалостность битв в пустоте. Таким образом они начали послушно выполнять все инструкции гидов третьего флота Империи и больше не действовали своевольно.

Даже после прошедшей битвы третий флот не стал посылать им дополнительный эскорт. Ужасающую главную армаду совершенно нигде не было видно.

На мостике корвета Чжао Юйин передала все обязанности капитану и подошла к Цянь Е.

– Отличная работа! В следующий раз мне не нужно будет волноваться, если ты отправишься куда-то в одиночку.

– Я же не ребенок, — криво улыбнулся Цянь Е.

Юйин глянула на него и сказала:

– В прошлом эта мамочка даже видела твой голый зад.

Никто не знал, правда это или нет, но Цянь Е мог лишь побежденно поднять руки:

– Ладно, ладно, как скажешь.

Чжао Юйин закурила сигарету, а затем передала ее Цянь Е:

– О чем ты думал?

– Разве курение на корабле не запрещено?

– Какая разница? — сказала девушка с презрением в глазах, — Эта мамочка тут босс.

– Тогда, могут ли остальные курить?

– Они не посмеют! Если кто-то посмеет курить, эта мамочка сломает ему ноги. Конечно же, если он сможет меня одолеть, это другое дело.

Цянь Е посмотрел на Юйин и увидел, что ее выражение прямо-таки излучало праведность и справедливость. Судя по всему, она не считала, что с ее двойными стандартами что-то было не так. Все, что она знала: другие точно не могли использовать ее в качестве примера.

– Юйин, почему никто не увеличил эскорт, хотя мы и попали в засаду?

 Пустота была несравнимо огромной. Более того, сейчас они направлялись на недавно обнаруженный новый парящий континент. Их текущий маршрут не был чем-то абсолютно решенным заранее, поэтому встреча с темными сейчас была уж слишком большим совпадением. Было очевидно, что сторона Вечной Ночи следила за их десантным флотом, и в будущем их ожидает еще больше битв.

Чжао Юйин выпустила кольцо дыма, а затем стала наблюдать, как оно поднимается по воздуху. После этого девушка похлопала Цянь Е по плечу и сказала:

– Не думай об этом. Никакого подкрепления не будет.

Цянь Е нахмурился:

– Но, учитывая размер текущих эскортных сил, одной флотилии арахнидов будет достаточно, чтобы нанести серьезные потери.

– И что? — хмыкнула Чжао Юйин, – Думаешь больших шишек волнует подобное? Давай будем честны: большая часть людей в нашем флоте — это не более, чем пушечное мясо. Мы не сможем рассчитывать на них, чтобы захватить парящий континент. Даже люди вроде нас с тобой… мы можем быть частью главной боевой силы, но не наши усилия решат исход сражения.

В этот момент Цянь Е нахмурился еще сильнее. Он знал, что Юйин имеет в виду, и тоже понимал подобную логику. Однако, ему все равно было некомфортно от мысли, что столько хорошо тренированных солдат были вот так просто отброшены.

Увидев выражение Цянь Е, Чжао Юйин произнесла:

– Победа в войне почти на половину зависит от парящего континента. Главы флотов Империи наверняка ждут не дождутся, когда им выдастся возможность разобраться с главной армадой Вечной Ночи. Им будет все равно, даже если весь десантный флот будет уничтожен, ведь как только армада врага падет, парящий континент рано или поздно попадет в руки Империи.

– Весь десантный флот — это просто приманка?! – Цянь Е подобное казалось просто немыслимым. Нужно понимать, что это была армия, состоящая из десятков тысяч солдат.

– В этом нет ничего невозможного. Как можно называть эту войну битвой за судьбу нации, но при этом не сделать приманку достойной такого размаха? – холодно рассмеялась Чжао Юйин.

Постепенно Цянь Е наконец наконец успокоился и вздохнул:

– Если бы мы с тобой были на их месте, то приняли бы такое же решение, верно?

В этот момент девушка посмотрела в иллюминатор и спокойно произнесла:

– День, когда ты начнешь принимать подобные решения без лишних слов — это день, когда ты наконец повзрослеешь.

Сердце Цянь Е начало биться чаще, и перед его глазами появилась фигура с серебристыми волосами. Теперь, когда он мог все чаще видеть различные имперские донесения касательно всевозможных вопросов, юноша начал бессознательно искать там новости о том человеке. Цянь Е не знал, что именно он пытается обнаружить, но каждый раз, когда он читал о том, что после того, как этот мужчина получил серьезные раны, его местоположение остается неизвестным, сердце юноши начинало сжиматься.

Немного подумав, Цянь Е вздохнул:

– Я не подхожу для того, чтобы руководить армией. Мое место на фронте, в самой гуще наступления.

В этот момент, словно вспомнив кое о чем, выражение лица Чжао Юйин помрачнело:

– Никто не хочет быть генералом, но кому-то нужно это делать. Не думаю, что те, кто сидят на вершине, тоже очень довольны своим положением.