Том 8. Глава 101. Послушание

Старейшина Сюэ сказал:

— Мы можем подумать об этом некоторое время?

— Валяйте.

— Вы можете для начала отпустить брата Ду? Он просто вспыльчив, и не имел в виду ничего плохого.

— Без проблем, — Цянь Е отвел Восточный Пик назад, но краснолицый старейшина все еще не мог встать. Только при поддержке Сюэ У и еще одного старика ему удалось подняться на ноги и вернуться на свое место, тяжело дыша.

Краснолицый старейшина за это недолгое противостояние израсходовал большую часть своей изначальной силы. Давление Восточного Пика было настолько ужасающе, что он просто не мог ему сопротивляться — Ду Юню только и оставалось, что держаться за счёт запасов изначальной силы. И этих трех секунд было достаточно, чтобы полностью истощить его.

Они утверждали, что хотят обсудить этот вопрос, но все присутствующие, включая Сюэ У, могли только молча смотреть друг на друга, не зная, с чего начать. Принесенные Цянь Е детали были слишком удивительными. Присутствующие, будучи людьми неглупыми, легко могли представить себе бесчисленные способы применения этого сплава. И чем глубже они думали об этом, тем глубже в их сердца пробирался шок.

С этой формулой и готовой технологией обработки Тяжелая Промышленность Нинюань может легко сокрушить предприятия Взгляда Моря. Как на это дело ни посмотри, у города просто не было ни сил, ни возможности конкурировать с Темным Пламенем. Было очевидно, что семьям Взгляда Моря в буквальном смысле не останется никакого места на той нише, куда пойдет нога этого наемничьего корпуса. Им придется подбирать менее прибыльные занятия, которые Темное Пламя не захочет трогать.

Именно этого все здесь и боялись. Ожесточенные бои и убийства со стороны Цянь Е только разрушили бы листья и ветви семей, но шаг Сун Цзынина, с другой стороны, полностью выкорчевал бы их корни.

Хуже всего было то, что Взгляд Моря находился недалеко от Южной Синевы, и между ними не было крупных фракций, способных служить буферной зоной. Сколько крупных семей Взгляда Моря в будущем сумеет отказаться от очарования богатства Темного Пламени? Единственной, кто могла затянуть дело до конца, была семья Сюэ. Как минимум по названию она всё ещё была семьёй номер один в городе, и сейчас именно эта пустая слава вернулась озлобленной гончей и кусала их.

Сюэ У был довольно решителен, он медленно кивнул в сторону старейшины Сюэ. Последний взглянул на лица всех присутствующих и увидел на них либо беспомощность, либо безразличие. Даже краснолицый старейшина только тяжело вздохнул в беспомощности.

Старейшина Сюэ сложил ладони вместе перед Цянь Е, говоря:

— Сир Цянь Е, наши семьи не будут себя переоценивать, что в таком случае приведет нас к гибели. Мы не хотим становиться богомолом, пытающимся своими силами остановить телегу. Однако мы хотели бы знать, что вы хотите, чтобы мы для вас сделали?

Цянь Е кивнул:

— Это хорошо, что вы все готовы сотрудничать. В противном случае мне бы пришлось повозиться, посещая управляющих торговых компаний.

Все обменялись взглядами, втайне испытывая облегчение от того, что они еще не отбросили все притворства. Иначе над городом вскоре опустится занавес пьесы, в подробностях обыгрывающей падение старых семей и восход новых.

В руке Цянь Е появился чемодан, который он тут же открыл и положил на стол:

— Содержание нашего сотрудничества здесь.

Все обратили внимание на несколько деталей, расположенных внутри контейнера. Их формы были похожи на предыдущие, но поверхности были грубыми и неровными — по-видимому это были незаконченные изделия, что были только отлиты. У всех имелись свои догадки после увиденного, но в центре чемодана красовался крайне сложный механический компонент, и никто из присутствующих не знал, для чего он был нужен.

Цянь Е указал на окружающие его детали:

— Это все полуфабрикаты, требующие окончательной обработки и мелких штрихов. То, что каждый должен сделать, так это создать соответствующие мастерские в соответствии с нашими требованиями и работать над поздней стадией обработки этих деталей.

Услышав это, старейшины наполовину забеспокоились, наполовину обрадовались. Спрос на такие компоненты был почти безграничен, настолько, что они могли даже продать их Вечной Ночи или Империи. Постоянный поток богатства, без сомнения, уже маячил на горизонте. Только всех беспокоил тот факт, что столь значительное состояние достанется им немалой ценой.

Как и ожидалось, Цянь Е улыбнулся:

— Эти новые мастерские будут поделены в отношении шестьдесят на сорок, и большинство будет принадлежать Темному Пламени.

В комнате поднялась суматоха, но Сюэ У сказал:

— Наша семья Сюэ согласна.

Старейшина Сюэ был поражен, но после тщательного обдумывания не стал возражать. Другие старейшины также задумались над этим вопросом и поняли, что у них просто нет выбора. Если они не успеют на этот поезд, то их путешествию в этом мире конец.

Цянь Е указал на сложный компонент в центре:

— Я уверен, что все уже поняли, что эти детали требуют значительной изначальной силы, эксперта, для обработки. Мы надеемся, что вы сможете обеспечить нас постоянными поставками. Это тоже основа нашего дальнейшего сотрудничества.

Все остальные старейшины, за исключением старейшины Сюэ, печально улыбнулись. Конструкция таких компонентов была чрезвычайно требовательна к изначальной силе. Если Темному Пламени понадобится большое их количество, всем экспертам семей придется напрягаться каждый день, что буквально привяжет их к городу и не позволит им влиять на общую картину в Восточном Море. Меньшие семьи за счёт малого числа экспертов будут затронуты вдвое сильнее, в то время как семьи, подобные Сюэ, имеющие большой послужной список, будут иметь больше свободы для распределения людей.

Сюэ У сразу же ответил:

— Мы также можем согласиться и на это, но, поскольку мы должны будем мобилизовать наших экспертов для этого, я надеюсь, что сир Цянь Е обеспечит соответствующее вознаграждение. Кроме того, квота также должна быть в пределах наших возможностей.

— Естественно.

Когда были определены два наиболее важных момента, все остальное пошло гладко. Цянь Е достал заранее заготовленный план производства и положил его перед всеми. Даже старейшина Сюэ не смог сдержать вздоха, увидев содержимое. План требовал, чтобы они построили двадцать мастерских, десять в Южной Синеве и десять во Взгляде Моря. Это были огромные инвестиции, равные накопленному за десятилетие богатству. Только тогда все поняли, насколько грандиозны амбиции Темного Пламени.

В этот момент тон Цянь Е стал гораздо более спокойным:

— Как только эти мастерские будут построены, мы станем одной большой семьей. Этот план — лишь малая часть большей картины. Скоро небо над Восточным Морем будет под нашим флагом.

Что же касается того, как разделить двадцать мастерских между собой, то об этом должны были беспокоиться сами семьи, Цянь Е не собирался вмешиваться в это дело. Он встал, уже собираясь уходить, но Сюэ У догнал его и прошептал:

— Сир Цянь Е, вы должны быть осторожны в городе.

Цянь Е похлопал его по плечу:

— Это не я должен быть осторожен.

Цянь Е вышел из чайного домика один и медленно побрел по улицам, любуясь открывающимися видами. В конце концов он оказался в довольно тихом переулке. На стене у входа был нарисован зловещего вида кровавый крест. В переулке виднелись небольшие группы свирепого вида людей, сидящих там-сям и поигрывающих своими кинжалами.

Этот маленький переулок определенно не был хорошим местом, но Цянь Е, казалось, не возражал и продолжил прогулку. Не успел он сделать шаг, как из воздуха появился кинжал и, скользнув мимо горла Цянь Е, вонзился в ближайшую стену.

— На твоем месте я бы перестал играть в эти скучные игры, — равнодушно сказал юноша, приостановив свой шаг.

Из-за противоположной стены вышла высокая женщина:

— Ты чуть не умер от моей руки, но все еще смеешь говорить таким тоном!

Цянь Е полностью проигнорировал ее замечание:

— Если ты думаешь, что тот, кто только что чуть не умер — это я, а не ты, то делай и верь во что хочешь. У меня нет времени на таких как ты.

Глаза женщины чуть ли не извергали пламя:

— Если бы не предложенная вами цена, я бы не промахнулась.

— Так ты готова к сделке? В противном случае я ухожу.

Женщина указала в переулок:

— Иди за мной. Я просто боюсь, что ты вскоре потеряешь мужество.

Цянь Е последовал за женщиной, не говоря ни слова. По пути им встречалось довольно много людей, демонстрирующих свои покрытые татуировками тела и напряженные мускулы, либо свирепо смотревших на юноше в попытке запугать его. Однако, как мог кто-то, переживший столько войн, в принципе обратить на них внимание? Цянь Е даже взглядом их не одарил.

Женщина искоса взглянула на юношу:

— Кто бы мог подумать? У тебя действительно есть мужество. Меня зовут Черная Лилия. Запомни его, иначе я буду очень несчастна. Я редко говорю людям свое имя.

Черная Лилия была ростом с Цянь Е и её черные одежды едва скрывали её пышную фигуру. Она двигалась бесшумно, как самка леопарда, но её поза была полна взрывной силы, готовой вспыхнуть в любой момент — идеальная мишень для мужчин, любивших завоевывать своих партнерш.

Но Цянь Е не проявлял никакого интереса к ее горячей фигуре — он не смотрел на неё намеренно, но и не отводил взгляда. Даже если его взгляд скользил по её бедрам или груди, юноша просто смотрел мимо них, как будто только что увидел камень или дерево.

Черная Лилия втайне стиснула зубы. Она заметно усилила свои гибкие движения, заставляя грудь и бедра колыхаться с каждым шагом. В этот момент черный костюм еще плотнее облегал ее тело. Увидь кто-нибудь только её силуэт, то решил бы, что на ней вообще нет одежды.

Однако все это было бесполезно против Цянь Е. Тот просто последовал за ней вглубь переулка и, наконец, вошел в маленький дворик.

Когда ворота закрылись за Цянь Е, у входа в переулок появились две неясные фигуры: Ли Куанлань и Цзи Тяньцин. Последняя была одета в обычную легкую броню, носимую многими наемниками, в то время как первая носила пышные одеяния мастера боевых искусств.

— Эта шлюха так отвратительна, тебе не кажется? — глаза Цзи Тяньцин были прикованы к Куанлань.

— Таких, как она, пруд пруди, какой смысл обращать на них внимание? — ответ собеседницы был спокоен.

Глаза Тяньцин блуждали по сторонам:

— А что, если она переспит с Цянь Е? Она определенно сделает это! Посмотри, как сильно она крутит задом!

Лицо Куанлань было словно высечено из дерева:

— Просто убей ее, если она тебе не нравится, зачем тратить слова на меня?

Тяньцин лениво потянулась и сказала:

— Зачем мне это делать? Она собирается лечь в постель с твоим мужчиной, я тут ни при чем.

Куанлань фыркнула:

— Ни при чем, говоришь? Тогда почему ты здесь?

— А тогда зачем здесь ты?

Куанлань спокойно стояла, заложив руки за спину:

— Я пришла защитить Цянь Е и товары по просьбе Седьмого Суна, так что в моем присутствии здесь нет ничего странного.

Вот только Тяньцин не собиралась отступать:

— Я его помощница и поэтому, естественно, должна прийти.

Не успела она договорить, как остановилась, чтобы смерить взглядом собеседницу. Несколько раз щелкнув языком, она сказала:

— Подожди, когда это ты начала слушать слова Седьмого Суна? Только не говори мне, что ты такая послушная, потому что это связано с ним? Что-то здесь нечисто!