Том 8. Глава 102. Экзотический товар

— Конечно же, всё не так, — ответила Куанлань.

Тяньцин прошлась по ней взглядом с головы до ног, а затем слева направо, но, не заметив в её поведении ничего неестественного, оказалась весьма разочарована.

Сцепив руки за спиной, мечница рассмеялась:

— Думаешь, можешь привести мой разум в смятение одним только этим?

Тяньцин покачала головой:

— В том, что касается фехтования, тебя можно причислить к истинным экспертам. Будет обидно, если ты потеряешь терпение из-за такого пустяка. Но я слышала, что императрица Ли и Евнух Лю тайно что-то замышляют. Последний даже лично прибыл в нейтральные земли. Это имеет какое-то отношение к тебе?

Тяньцин смотрела на Куанлань прищуренными глазами, столь же нежными, сколь и острыми.

Куанлань безразлично рассмеялась:

— Почему бы тебе не спросить Евнуха Лю напрямую, если так знать хочется? Он уехал только недавно, так что ты всё ещё можешь догнать его и расспросить. Он не держал это путешествие в секрете, так что не говори мне, что не знала о его присутствии.

Тяньцин улыбнулась:

— Как я могу достучаться до столь высокого человека, как Евнух Лю? Если он пришел не для того, чтобы повидаться со мной, зачем мне идти к нему? Разве не проще просто спросить тебя?

Куанлань громко рассмеялась:

— Извини, но мы не настолько близки.

Тяньцин в ответ пожала плечами и с горечью произнесла:

— Мы так давно знаем друг друга, но ты все еще такая бессердечная…

— То же самое касается всех практикующих искусство меча, и я не исключение.

Понимая, что их разговор так и не близится к завершению, они обе посмотрели в сторону маленького дворика, где исчез Цянь Е. Пока девушки разговаривали, все люди в переулке исчезли.

— А почему он до сих пор не вышел? Только не говори мне, что он действительно что-то делает с этой распутной лисой! — Тяньцин надула губы, очевидно, кипя от гнева.

— Плохо играешь, — прокомментировала собеседница.

Тяньцин улыбнулась:

— О, так ты заметила.

— Когда я сказала, что ты плохо играешь, я имела в виду, что ты действительно злишься. Иногда, скрывая что-то, ты только сильнее выдаешь истину.

— Неужели? — Тяньцин строила из себя саму невинность.

— Да.

— Я отказываюсь это признавать…

Ли Куанлань давно ожидала проявлений бесстыдства со стороны Тяньцин. Она просто продолжила смотреть на маленький дворик, заложив руки за спину. После некоторого периода наблюдения она сказала:

— Твоё тайное искусство действительно могущественно, но разве можно им обмануть настоящего эксперта?

— Если не использовать слишком много изначальной силы, можно обмануть даже меньшего божественного воителя.

— Очень хорошо! — Куанлань уже собралась обнажить свой меч, но Тяньцин схватила её за руку.

— Мне нельзя, что ли, обнажить свой клинок?

— Объятие Холодной Луны слишком остро, мое тайное искусство не сможет скрыть его, если ты не уберешь всю свою энергию меча.

Куанлань расслабила руку:

— Я не могу этого сделать.

— Если ты сможешь это сделать, то нет смысла соревноваться с тобой. Я просто признаю своё поражение.

Нахмурившись, Куанлань уже собралась было ответить, но тут из маленького дворика вырвалась загадочная аура, заставившая изначальную силу девушек колебаться. Мало что могло возбудить их изначальную силу. Обменявшись короткими взглядами, они побежали к маленькому двору.

В этот момент Цянь Е стоял у дверей склада и смотрел на странного вида машину. Он никак не мог связать этот металлический цилиндр с мешаниной труб и торчащими из него штуковинами с двигателем. Однако необъяснимое чувство, подобное сердцебиению, охватило юношу в тот момент, когда толстяк снял с него ткань.

Этот толстяк на вид весил гораздо больше ста пятидесяти килограммов, однако его маленькие глазки были яркими и блестящими. Краткий миг бледности на лице Цянь Е не ускользнул от его внимания. Он с силой похлопал по машине и сказал:

— Хорошая штука, правда? Только настоящие эксперты могут почувствовать, насколько он особенный. Старый Кот никогда никому не лгал.

Сердцебиение постепенно утихло, но Цянь Е знал, что это была не иллюзия. Он испытал подобное ощущение, когда столкнулся со скелетом Земного Дракона — это был врожденный страх перед пустотным колоссом. Как эта странная древняя машина связана с ним?

По словам толстяка, этот двигатель был обнаружен в проходе, ведущем к Великому Вихрю. Его выловили, когда он дрейфовал рядом с выходом на нейтральные земли. Наемники, взявшиеся за эту задачу, заплатили мучительную цену — два уникальных корабля были засосаны в туннель и навсегда потеряны. При должном везении они могли бы добраться до Великого Вихря, но, куда вероятнее, их размололо в пыль внутри туннеля.

Говорил ли толстяк правду или нет, неясно, но по недавнему ощущению Цянь Е понял, что эта древняя машина была необыкновенной. Юноша обладал мощной родословной древних вампиров, и немногие существа могли внушить ему инстинктивный страх.

Цянь Е отвел взгляд от двигателя и спросил:

— Где контейнер с редкими минералами?

Толстяк, казалось, разочаровался, когда понял, что Цянь Е совершенно не интересуется двигателем. Вслед за его хлопком четверо сильных мужчин внесли ящик в комнату.

Контейнер был даже меньше обычного чемодана, но все же был связан стальными цепями толщиной с руку. Из каждого угла ящика тянулась цепь, которую держали на плечах по одному мускулистому мужчине. Каждый шаг давался им с трудом, а выглядели они так, будто несли на спине небольшую гору.

Наконец, они добрались до места и с глубоким вздохом опустили ящик, одновременно снимая цепи с плеч. По их позе было ясно, что контейнер весит несколько тонн. Уже судя по одному только весу, в этих рудах внутри было что-то особенное.

— Я хочу взглянуть.

Старый Кот указал на коробку:

— Пожалуйста, не стесняйтесь.

Цянь Е не сталь использовать Восточный Пик. Вместо этого он выудил свой вампирский клинок и рубанул по цепям, разрезая множество слоев стали одним ударом. Острота кинжала потрясла Старого Кота. Он прищурился и сказал:

— Хороший клинок! Только граф может владеть таким оружием, верно?

— Я украл его, — равнодушно ответил Цянь Е.

Старый Кот пожал плечами и более ничего не говорил.

Цянь Е медленно открыл коробку, обращая внимание на сложную механическую конструкцию внутри. Похоже, сам контейнер был изготовлен из особого вида сплава и снабжен сложными поддерживающими вес механизмами. Только так он мог оставаться недеформированным, сохраняя своё содержимое.

В центре коробки лежал квадратный металлический слиток, испускавший жуткое голубое свечение. Этот слиток на самом деле был сделан из восьми отдельных частей, расположенных вместе. Однако, их поверхность была настолько гладкой, что едва можно было разглядеть промежутки между ними.

Внешний вид его, казалось, соответствовал описанию Сун Цзынина, да и вес также соответствовал заявленному. Однако, Цянь Е молчал, поглаживая крышку футляра. От самого контейнера исходило удивительное ощущение, и он сам казался даже прочнее, чем металлические слитки.

Цянь Е с грохотом закрыл кейс, сказав:

— Хорошая штука.

Толстяк рассмеялся:

— Это уж точно! Старый Кот ведет бизнес, основанный на доверии!

Но его улыбка застыла на месте. Взмах руки Цянь Е, и контейнер буквально растворился в воздухе! Старый Кот вздрогнул, но быстро пришел в себя и проревел:

— Защитите двигатель!

Но слово «двигатель» даже не слетело с его губ, а Цянь Е уже оказался рядом с машиной. Он протянул руку, погладил странный механизм, и тот также мгновенно исчез. Юноша с улыбкой развернулся:

— Я получил товар, а теперь мы поговорим о цене.

Выражение лица толстяка резко изменилось:

— У тебя действительно есть полноценное пространственное оборудование?!

Цянь Е ответил со слабой улыбкой:

— Мне лишь немного повезло.

Лицо Старого Кота стало пепельно-серым:

— Хорошо, очень хорошо. На этот раз я ошибся. Верни товар, и мы сможем забыть об этом. В противном случае, как бы ты ни был силён, можешь забыть о том, чтобы легко отделаться.

— О? — удивленно ответил Цянь Е: — Ты никогда и не думал идти на обмен, не так ли? Тогда нам нет нужды обсуждать условия. Я спрашиваю тебя в последний раз: ты уверен, что хочешь этого?

Старый Кот после минутного молчания ответил:

— Ты заметил что-то неладное с контейнером?

— Интуиция.

Старый Кот внезапно прокричал:

— Невозможно!

— Это действительно гениальная идея — расплавить настоящую руду в контейнер и использовать только символическое её количество в слитках. Если бы я выбросил «упаковку» из соображений удобства, разве я не попал бы прямо твою ловушку? К несчастью для тебя, я интуитивно заметил её истинные свойства.

Лицо толстяка скривилось:

— Прекрасно! Что заставит тебя вернуть товар?

Цянь Е ответил:

— Мы не будем обсуждать цену?

— Верни товар, и тогда поговорим.

— Можешь забыть о том, чтобы забрать то, что попало в мои руки. И раз ты не хочешь говорить о цене, то больше нет необходимости что-либо обсуждать в принципе.

Лицо Старого Кота было столь же белым, как бумага:

— Ты пытаешься совершить ограбление? — спросил он сквозь стиснутые зубы.

— Сначала это была честная сделка, но, чувствую я, нет никакой необходимости обсуждать сделку с кем-то, кто хочет обмануть меня.

Два острых кинжала скользнули в руки старого кота. Ауры четырех дюжих мужчин, которые ранее принесли ящик, тоже начали резко расти. Все резко преобразились, показывая силу истинных экспертов. Старый Кот одним шагом перекрыл дверь, говоря:

— Цянь Е, брось товар или забудь об уходе.

На лице Цянь Е появилась холодная улыбка. Звук морских волн эхом раздался внутри склада, пятеро мужчин пострадали вовсе не от увеличившегося веса, а от отталкивающей силы. Даже Старый Кот не сумел удержаться и шаг за шагом отступал назад. Четверо подчиненных, не сопротивляясь и секунды, оказались прибиты к стенам.

Последние более не могли выдерживать накатывающую силу. Они с грохотом рухнули, взметая во все стороны облака пыли и каменной крошки. Только крыша склада рухнула вниз, накрывая всех, кто стоял под нею.

В этот момент Ли Куанлань и Цзи Тяньцин все еще летели к месту происшествия. Потрясенные неожиданным развитием событий, девушки увеличили скорость и в мгновение ока оказались над складом. Однако почти сразу же их взгляды переменились, силуэты замерли, а сами они разлетелись в разные стороны.

Луч сияющей энергии меча вырвался вверх, чуть не задев девушек.