Том 9. Глава 25. Уличная драка

Чжан Боцянь бросился к принцу-вампиру и вцепился в него словно когтями. Обе стороны конфликта оказались настолько близки, что могли вступить в рукопашную схватку.

Принц Габсбург, казалось, был настолько потрясен столь неразумной стратегией, что даже поднял руку для блока вместо того, чтобы отступить. Не было ни малейшего выброса изначальной силы в действиях одной из сторон: Габсбург, издав приглушенный крик, оказался отброшен на сотни метров вдаль.

Чжан Боцянь удивлённо поднял брови, но останавливаться не стал. В следующем своём нападении он схватил великого герцога-демона и раздавил его насмерть. Затем он посмотрел на только что отошедшего от тряски принца-вампира:

— Габсбург.

Последний криво усмехнулся:

— Какая честь, что вы меня запомнили.

Чжан Боцянь уже собирался что-то ответить, как резко повернулся к своим преследователям и швырнул в них труп демона.

Меданзо с сомнением взглянул на Габсбурга.

Ноксус поймал бездыханное тело великого герцога взмахом руки:

— Принц Зелёное Солнце, нынче у тебя крайне скверный характер! Если ты сразу мчишься убивать по прибытии, сколько у тебя останется выносливости в конце? Не бросай свою жизнь ради сиюминутного удовлетворения, ничего хорошего из этого не выйдет.

Чжан Боцянь фыркнул:

— Если хочешь узнать, сколько у меня осталось сил, можешь проверить сам. Ноксус, если ты такой неудовлетворённый, можешь вызвать меня в поединок один на один.

Выражение военачальника арахнидов несколько изменилось:

— Почему я? Разве не вампиры — твои настоящие враги?

Слова его прозвучали столь злободневно, что Меданзо от недовольства аж скривился. Однако он не стал подыгрывать и продолжать спор — перед Чжан Боцянем не было места для внутренних распрей. Придётся как-нибудь пережить небольшое унижение.

Неожиданно, Чжан Боцянь лишь бросил короткий взгляд на Меданзо и усмехнулся:

— Почему ты думаешь, что такой слабак, как он, имеет право сражаться со мной один на один?

Меданзо пришёл в такую ярость, что его взгляд чуть ли не прожигал металл от накатившего безумия. Но монарх прекрасно знал своё положение: он не успел отойти от пруда крови, как тут же отправился в путь, и всё для того, чтобы поспеть к началу операции. Сейчас он был слабее пика своего могущества и потому не имел возможности бросить вызов Чжан Боцяню. Даже при нападении группой вампиру придётся быть настороже против неожиданно направленной атаки.

Ноксус воспользовался этой ситуацией, чтобы нанести Меданзо тайный удар, отчего уважение сопровождающих их членов совета и принцев к вампиру несколько приуменьшилось.

Поскольку человек перед ними был настоящей угрозой, их возможности были весьма ограничены. Ноксус, сделав глубокий вдох, начал постепенно расширяться, одновременно продвигаясь вперёд. Меданзо также, несмотря на своё неудовольствие, понимал, что ему следует делать. Увидев позицию арахнида, вампир, описав полукруг, пошёл с тыла.

Габсбург и два других принца отступили на безопасное расстояние и заняли позиции в окружении, готовые вступить в бой при первой же необходимости.

В крайнем презрении Чжан Боцянь сделал шаг вперед и нанес прямой удар Ноксусу.

Тело арахнида в размерах теперь троекратно превосходило прежние границы и скорее походило на великана. Темный монарх сжал кулаки и ударил ими по приближающейся угрозе!

Громкий рокот эхом раздался в пустоте, преследуемый слой за слоем уносящейся вдаль изначальной силы. Ни принцы, ни герцоги не могли устоять на ногах — их неудержимо уносило вдаль, и они сами в шоке отступали ещё дальше. Для большинства из них это была первая непосредственная встреча с последним небесным монархом человечества, и теперь они понимали, что репутация его вполне оправдывает себя. Атака Чжан Боцяня оказалась невероятно быстрой, а область контроля изначальной силы не уступала Великому Оружию. Неудивительно, что великий герцог был убит одним ударом.

Лицо Ноксуса стало бледно-голубым от напряжения, а тело слегка съежилось. Очевидно, он сильно пострадал от этого обмена ударами.

Меданзо напал сзади, рубя по спине Чжан Боцяня длинными окутанными в чёрный туман когтями. Принц Зелёное Солнце даже не оглянулся — с его стороны тут же полетел удар наотмашь, прямо в голову вампиру. С отдалённо напоминавшим визг криком тёмный монарх одёрнул правую руку, дабы обеими конечностями принять ладонь Чжан Боцяня.

В пустоте раздался глухой звук столкновения плоти. От удара Меданзо отбросило вниз, и он сумел стабилизироваться лишь в нескольких метрах. К этому моменту Ноксус восстановил дыхание и вновь предстал перед небесным монархом.

Аура Чжан Боцяня после атаки на двух тёмных монархов также несколько приуменьшилась.

Теперь принцы и великие графы могли вздохнуть с облегчением. Они уже видали монархов в битве, но никогда не видели в их исполнении столь варварской тактики. Однако в конечном итоге человек остаётся человеком, а не богом. Принц Зелёное Солнце всё ещё мог чувствовать напряжение и усталость.

Чжан Боцянь щелкнул пальцем, посылая разряд молнии в лоб Ноксуса. Арахнид рассеял дугу электричества небрежным взмахом руки, параллельно протягивая две пряди тёмной изначальной силы к ногам оппонента. Меданзо, окутав себя морем темно-пурпурной крови, изверг несколько свирепых зверей, и те устремились к Чжан Боцяню.

Естественно, эти звери не представляли для последнего никакой угрозы и были разбиты ещё при подходе к небесному монарху. Однако кровавый след, оставленный ими позади, сплетался воедино, незримой сетью постепенно ограничивая движения врага.

Наблюдатели радостно выдохнули, стоило обеим сторонам начать использовать искусства и домены. К там битвам они и привыкли: ослепительные, громкие и без слишком смертоносных атак. Эксперты высшего уровня так могли сражаться хоть несколько дней к ряду и всё равно не добиться никакого результата.

В такой битве могли принять участие даже великие герцоги: они, находясь на самом краю поля боя, будут искать возможности ослабить силу небесного монарха или его домен. Рукопашные схватки, подобные той, что случилась минуту назад, были несравненно опасны — победа и поражение могли быть решены в одно мгновение. Чжан Боцянь, Ноксус и Меданзо, каждый из них пострадал от обмена ударами.

Только сейчас принцы и герцоги поняли, что в этой схватке что-то не так. Некоторые быстро вспомнили, что Габсбург фактически принял на себя первый удар Чжан Боцяня. Внешне вампир казался вполне нормальным, но было ли всё так внутри?

Даже представители одной и той же расы Вечной Ночи не имели права расспрашивать о травмах другого. А если кто-то из другой расы пойдёт на что-то подобное, попутно посеяв вражду между семьями… могла вполне начаться война. Поэтому двое принцев лишь на долю секунды взглянули на Габсбурга. Герцоги даже не осмелились поднять на него глаз.

Чжан Боцянь, зайдя в тупик, перешёл на другой стиль боя. Его атаки стали непредсказуемыми и разнообразными, на любой своей стадии каждая из них уже могла нанести значимый урон. Это был пик мастерства боя, граничащий с искусством. Изначальные силы рассвета и тьмы неоднократно сталкивались, обрушивая на окружающих волны давления.

Ноксус и Меданзо про себя ворчали, не смея допустить ни малейшего промаха. Однако расходовали они сил куда больше, чем человеческий монарх, как во время атаки, так и в обороне. Казалось, что, как бы они сильно ни старались, всё равно в конечном итоге проиграют бой.

К счастью, два великих тёмных монарха работали сообща. Несмотря на некоторую слабость Меданзо, он всё ещё являлся монархом, и с немалой поддержкой позади. Если они будут медленно истощать Чжан Боцяня, тот, рано или поздно, проиграет.

Сторона Вечной Ночи намного превосходила Принца Зелёное Солнце на бумаге, но бой никогда не решался простой грубой силой. Темным расам было почти невозможно добиться быстрой победы. Ноксус и Меданзо были несравненно разочарованы происходящим, но им только и оставалось, что осторожно бороться с Чжан Боцянем.

Так этот небесный монарх в одиночку и связал боем невероятно могущественную группу темных экспертов.

На другой стороне поля боя Неугасаемое Пламя и Направляющий Монарх, казалось, были готовы сражаться вечно. С другой стороны, столь ближняя схватка могла закончиться в любой момент.

* * *

Кто-то построил деревянный дом здесь, на маленьком дрейфующем островке у нейтральных земель. Этот крохотный клочок земли подобно большому камню плавал в пустоте, лишённый самого малого защитного поля вокруг своей поверхности. Даже деревянный дом не мог защититься от смертельного холода пустоты.

Похожий на призрак военный корабль внезапно появился за пределами острова и высыпал на его поверхность группу воинов в чёрной броне. Они ровным рядом направились к маленькому деревянному домику, в дверь которого постучал их глава.

Изнутри не доносилось ни звука. Спустя некоторое время воин в черных доспехах постучал снова, но безрезультатно.

Наконец, он больше не мог сопротивляться порыву:

— Ваше Высочество, пора. Мы пришли проводить вас обратно.

Голос солдата в черном был необычайно резким, словно два металлических листа терлись друг о друга. Как будто он и не был живым существом.

На этот раз последовал ответ:

— Еще не время.

Голос из глубин деревянного дома был чист и спокоен, как струящийся ручей или падающий в реку лед.

Солдат в черных доспехах был удивлен услышанным. Он обменялся взглядами со своими подчиненными, прежде чем сказать:

— Ваше Высочество, время уже было назначено.

— Оно изменилось.

— Мы… мы ничего об этом не слышали, — солдат почесал затылок.

Позади эхом раздался голос:

— Никто не сообщил вам об этом, ибо это ничто не поменяло бы.

Солдаты в черной броне были потрясены до глубины души. Все они резко обернулись и увидели таинственную фигуру в капюшоне, плывущую в пустоте. Она была не слишком высокой и даже казалась несколько хрупкой, но алая эмблема на её капюшоне крайне хорошо привлекала взгляд.

— Трон Крови! — солдат ахнул.

Он ясно понимал, что означает появление этой эмблемы.

Таинственный гость улыбнулся:

— Для вас умереть у меня на руках — немалая честь.

Он протянул левую руку, держащую массивное ружьё. Потрясающе длинный ствол был украшен декоративными узорами и надписями, что текли по его поверхности подобно плещущимся рыбам.

Стоило оружию явить себя, как неописуемое чувство страха и ужаса охватило сердца всех присутствующих. Их лица наполнились невыразимым ужасом, а тела лишались сил. Некоторые хватались за горло, потому что не могли нормально дышать.

— Расколотое Мгновение! Т-ты Восседающий на… — командир солдат потерял голос на полпути. В его глазах была только лишь безнадёга: шансов выжить в бою против основателя Трона Крови просто не было, и это без учёта Великого Оружия.

Вампир под капюшоном улыбнулся:

— Нет-нет, Расколотое Мгновение не для таких как вы. Она рассердится, если я буду так с ней обращаться. Одной ударной волны от её грохота хватит, чтобы убить вас. На этот раз моя настоящая цель — это… она!

Руны на Расколотом Мгновении текли все быстрее и быстрее по мере того, как прицел наводился на деревянную хижину. Положение солдат только ухудшилось, некоторые падали наземь или шатались на грани.

Из деревянной хижины по-прежнему не доносилось ни звука.

— Ваше Высочество Е Тун, вы по-прежнему не желаете явиться? Я очень хочу знать, какую часть внешности того легендарного монарха вы унаследовали. В конце концов, после сегодняшнего вечера всё это станет лишь частью истории.

Дверь деревянной хижины распахнулась.