Том 9. Глава 26. Кто?

Изнутри хижина выглядела весьма незамысловато: только стол, стул и Е Тун, глядящая на дуло Расколотого Мгновения. Восседающий на Троне Крови чуть ли не задрожал при виде девушки — пронзивший его при этом шок словно зародился в глубине самого сердца.

Е Тун открыла свои багровые глаза и уставилась на пришедшего:

— Ты ведь меня знаешь. Мы оба отпрыски расы древних вампиров, зачем тебе желать моей гибели?

Ответ пришел не сразу:

— Невероятно, вы и вправду унаследовали её внешность. Как потомок священной расы вампиров, пожалуйста, примите мое глубочайшее уважение. К сожалению, однако, вы станете самым великолепным произведением искусства, которое будет уничтожено Расколотым Мгновением. Дело в том, что люди не хотят видеть, как вы возвращаетесь на Сумеречный Континент.

— Люди… — зрачки девушки постепенно наливались глубоким блеском алого отлива. Она посмотрела на ещё молодого вампира перед собой, говоря: — Зачем тебе работать на них?

Восседающий на Троне Крови улыбнулся:

— Я думал, вы спросите, почему люди так хотят помешать твоему возвращению. Здесь, в пустоте, вас вскоре перехватят два небесных монарха.

Е Тун продолжила:

— О, и почему же?

Вампир рассмеялся:

— Хотите знать? А вот я вам не скажу! Ха-ха-ха, пора вам вернуться обратно к Реке Крови!

Слова ещё эхом разносились в разряженном воздухе крохотного острова, когда его сотряс грохот Расколотого Мгновения!

Масса ослепительного сияния вырвалась из дула, мчась на маленькую хижину. Покинув ствол, оно быстро расширилось, достигая к моменту соприкосновения с целью диаметра в несколько метров. Внутри этого потока скрывалось бесчисленное множество крохотных призм, будто стеклянных осколков. Они бурей обрушились на деревянные стены словно разноцветный звёздный дождь.

Каждый осколок света подобно острому ножу рвал хижину на мелкие кусочки, а затем рассеивался в виде изначальной силы пустоты. Ещё большее число неровных призм окружило Е Тун, накрывая её со всех направлений.

Девушка встала и, протянув руку, возвела кроваво-красный барьер, что удержал бесчисленные фрагменты света снаружи.

— Бесполезно! — громко рассмеялся вампир. Посреди безудержного смеха он выстрелил ещё два раза, каждое из нажатий курка приводило к тому, что сосуды в его глазах становились толще от идущей по ним крови. Очевидно, нагрузка на него была немаленькой.

С третьим выстрелом Е Тун окончательно затмили осколки света, приводя её кровавый барьер на грань коллапса.

Однако принцесса вампиров по-прежнему оставалась спокойна и собрана, словно ничто не могло поколебать её, даже смерть.

Выражение на лице Восседающего на Троне Крови становилось всё более и более искаженным. Казалось, вспышка безумия промелькнула в его глазах, и он пробормотал:

— Да, вот так! Разорви эту красоту и стань истинно совершенной, моё Расколотое Мгновение…

* * *

Битва всё ещё продолжалась в глубинах пустоты.

Чжан Боцянь в одиночку держал многочисленных врагов в узде, а в битву Направляющего Монарха в принципе никто другой вмешаться не мог — даже принцы не осмеливались подойти к ней близко, не говоря уже о высших герцогах.

К этому моменту Цзи Вэньтянь уже начал набирать преимущество. Однако, пускай Неугасаемое Пламя и действовал несколько пассивно, до поражения ему было ещё далеко.

И Чжан Боцянь, и Направляющий Монарх использовали самые совершенные искусства боя. Ошибка для них оставалась почти невозможной вероятностью — если кто и продолжит улыбаться до самого конца этой затянувшейся битвы, то это будут они. Монархи Вечной Ночи, с другой стороны, полагались на своё расовое преимущество и накопленный за многие годы опыт, дабы суметь вести изнурительный бой с двумя великими человеческими экспертами.

Тем не менее, Направляющий Монарх, даже заполучив преимущество, атаковать во всю силу не стал и вместо этого лишь держал имеющуюся позицию подобно несокрушимой горной вершине. И это, честно говоря, настораживало.

Неугасаемое Пламя сказал:

— Цзи Вэньтянь, это бесполезно. Ты должен победить меня, если хочешь помочь Чжан Боцяню.

— Ему не нужна моя помощь, — рассмеялся старик.

— Не думаю, что тебе стоит быть настолько уверенным в этом. Чжан Боцянь, может быть, и силен, но он слишком молод даже по меркам вашей недолговечной расы. Я специально привёл союзников, обученных для борьбы с его пространственными силами. Думаю, уже скоро они преподнесут тебе большой сюрприз.

Направляющий Монарх остался невозмутим:

— Возможно и так. Однако, похоже, Принц Зелёное Солнце сделал крайне свирепый первый шаг. Ваши сторонники боятся его! Если они так и продолжат оставаться вдалеке, любой хоть сколько-то эффективный ход с их стороны уйдёт мимо.

Чжан Боцянь, Ноксус и Меданзо в данный момент были окружены другими экспертами Вечной Ночи. Три принца находились немного ближе к полю боя, но герцоги стояли весьма далеко — вероятно, на максимальной границе своего атакующего диапазона.

В отличие от сражений на континентах, в пустоте дальние атаки резко падали в огневой мощи. На столь большой дистанции никто кроме монархов не мог контролировать поток изначальной силы. Даже если все эти эксперты имеют в рукаве несколько особых атак, сути их силы это не поменяет — попади они по Чжан Боцяню, вряд ли нанесут сколько-нибудь серьезный урон.

Очевидно, небесный монарх напугал экспертов Вечной Ночи мгновенным убийством одного из них. Даже принцы теперь были настороже.

На самом деле, некоторые из них могли короткое время сражаться плечом к плечу с великими темными монархами. За исключением Габсбурга, двое других принцев были крайне опытны и не должны были вести себя столь трусливо. Только вот атаки Чжан Боцяня оказались слишком сильны: принцы, конечно, от одного удара не умрут, но окажутся очень сильно ранены.

Даже Меданзо несколько отступил назад, и именно потому у Чжан Боцяня было так много пространства для маневра. Иначе он не оказался бы в столь выгодной позиции.

В настоящий момент и Направляющий Монарх, и Чжан Боцянь находились в весьма свободном положении: они и сражаться свободно могли, и при желании могли легко сбежать. Казалось, двое экспертов человечества лишь намеревались держаться с врагом вровень, не обмениваясь тяжёлыми травмами, но и это могло быть обманом. Никто в этом бою не хотел упускать хороших возможностей.

Даже если этот бой затянется и закончится вничью, сторона Вечной Ночи все равно потерпит поражение. В конце концов, они потеряли великого герцога.

— Неужели ты думаешь, что сможешь помешать нам сопроводить нашу цель только потому, что держишь нас здесь?

Направляющий Монарх сказал:

— Конечно, забрать её вы ещё сумеете, но далеко от этого места провести её не получится. Я уверен, что, заплатив определённую цену, смогу оставить её здесь навеки.

Неугасаемое Пламя фыркнул:

— Раз ты всё знаешь, то должен понимать, насколько глубоки её связи с твоей расой. Почему ты так стремишься напасть на неё?

— Отпустить её обратно — всё равно что дать тигру вернуться из клетки в горы. Наши связи ничто в масштабе Империи. И я, и Зелёное Солнце готовы держаться течения ради большей картины.

Старый демон холодно рассмеялся:

— Из твоих уст всё звучит так благородно! Вы, люди, все поголовно безжалостные интриганы!

— Слова бессмысленны. Давай лучше в спокойном темпе вести бой. В последнее время мне было очень скучно, так что я не стану возражать против полумесячного поединка.

— Хочешь протянуть время до открытия нового света? Переставай мечтать.

— Ещё узнаешь, когда мы попытаемся, — Цзи Вэньтянь был как всегда спокоен.

Именно в этот момент Чжан Боцянь спросил:

— Кого именно мы намереваемся перехватить?

Направляющий Монарх не успел даже ответить, как Меданзо уже сказал:

— Принц Зелёное Солнце до сих пор не знает, за что он сражается? Похоже, императорский клан не очень-то дружелюбен к нему.

— Довольно глупостей! — выкрик Чжан Боцяня заставил Меданзо покраснеть, да так, будто с него вот-вот засочится алая жидкость. Вампир сердито заскрежетал зубами, но не решился броситься в драку. Мрачный Монарх никогда не был хорош в ближнем бою. Сейчас, когда ему особо не хватало сил, приближаться без тщательно продуманной стратегии было смертельно опасно.

Оборвав Меданзо, Чжан Боцянь сказал:

— Старший принц, вы никогда не говорили мне, кого мы хотим остановить. Теперь мне стало немного любопытно, и я хочу знать подробности.

Направляющий Монарх вздохнул:

— Даже если ты узнаешь, ничего не изменится. Неведение предпочтительнее. Во всяком случае, нам будет достаточно будет занять своих оппонентов на несколько дней.

Однако Чжан Боцянь не стал отпускать старика:

— Вы бы не притащили меня сюда, если бы это не было так важно. Война на Пустотном Континенте уже началась, верно?

Его слова прозвучали крайне резко. В общей сложности пять монархов оказались мобилизованы двумя фракциями, а в дополнение к ним ещё и несколько принцев с горсткой великих герцогов Вечной Ночи. Не могли подобный состав послать по незначительному делу.

— Узнаешь, когда придет время, — спокойно сказал Направляющий Монарх.

Поняв, что прямого ответа он не получит, Чжан Боцянь нахмурился. Он не стал продолжать сыпать вопросами, но несколько мыслей промелькнуло у него в голове.

Чжан Боцянь приказал своим подчиненным внимательно следить за нейтральными землями, но последние новости лишь сообщали о том, что Цянь Е и Сун Цзынин отправляются на войну. Монарху просто не могло прийти в голову ни об одном столь же особом человеке на этих разрозненных землях. И поскольку Цзи Вэньтянь не отвечал ему, Принц Зелёное Солнце начал подозревать значимость своей роли во всём этом деле. Ещё больше его озадачивала открытость великих тёмных монархов — в чём была тому причина?

Ноксус усмехнулся:

— Неужели вы думаете, что Совет Вечной Ночи не предпринял никаких дополнительных мер? Я вам скажу: эскорт для Её Высочества уже был отправлен!

Направляющий Монарх не пришел от слов арахнида в ярость. Он, отмахнувшись от нескольких атак Неугасаемого Пламени, сказал:

— Послать вы послали… но разве им не придётся пройти здесь на обратном пути? Думаете, сможете увезти кого-то живым через этого старика?

После паузы он продолжил:

— Прекрасно, я тогда сам поубавлю ваши надежды. Если вы можете послать своих сторонников на нейтральные земли, почему Империя не может сделать того же самого? Её палач уже должен быть на месте.

Неугасаемое Пламя вздрогнул:

— Бред, мы следим за передвижениями всех экспертов Империи. Никто из них не смог бы тайно отправиться на нейтральные земли!

Несколько секунд раздумий спустя старый демон ахнул:

— Восседающий на Троне Крови!

Направляющий Монарх слегка приподнял брови:

— А ты довольно мудр, раз так быстро разгадал загадку. Действительно, мы попросили его принять меры. Вероятно, персона нашего интереса нейтральные земли ещё не покинула. Пока она там, ей никак не сравниться с Расколотым Мгновением.

Неугасаемое Пламя атаковал с ещё большей яростью. Внешне оставалось неясным, о чем он думает, но в реальности демон был не так раздражён или напуган, как того ожидал Направляющий Монарх.

Старый монарх человечества погрузился в созерцание битвы, параллельно блокируя атаки врага. Иного способа изменить сценарий уже начавшейся пьесы не было. Только и оставалось, что смиренно ждать развития событий.

* * *

На плавучем острове хижина вокруг Е Тун окончательно рухнула. Только алый барьер девушки держался против натиска мириад световых осколков — но очень долго он продержаться не сможет.

Взгляд вампира метнулся по сторонам:

— Слава Вашего Величества вполне заслуженна: вы действительно смогли столь долго продержаться против трёх выстрелов. К сожалению, моё оружие настигнет свою цель, если никто не придёт спасти вас.

В это мгновение пустоту пронзил луч света, летя к Восседающему на Троне Крови. Громко вскрикнув, тот сплюнул каплю похожей на драгоценный камень крови, и та помчалась навстречу приближающемуся лучу.

Зеленый свет оказался разбит драгоценным камнем, но и красный камень потерял свой блеск, после чего вернулся в тело вампира. Обмен атаками закончился вничью.

И, пока вампир был занят зелёным лучом, из пустоты показалась большая рука и выхватила Е Тун из осколков света.

Дождь сияния сдаваться не собирался, но рука, в том же месте, из которого она и появилась, оставила зелёную сферу — та начала притягивать к себе все осколки. В мгновение ока пустоту озарил ослепительный стеклянный шар света.

С громким взрывом осколки разлетелись во все стороны, нещадно кромсая пространство пустоты.

Один из осколков задел самого вампира. Тот вовремя отвернулся, дабы не пострадать, но всё равно получил мелкий порез, из которого просочилась и упала вниз одна капля крови.

Восседающий на Троне Крови игнорировал эту рану и неотрывно смотрел вперёд.

Из-за спины Е Тун показался мужчина среднего возраста. Он казался нежным и изящным, в его чертах не чувствовалось и намёка на жажду убийства.

Взгляд вампира остановился на правой руке мужчины. Именно она спасла Е Тун от смертельной опасности и воспламенила оставшиеся силы выстрела Расколотого Мгновения.

Однако новоприбывший также заплатил свою цену: свежая кровь ручьём капала с его пальцев. Цвет её был зелёный.