Глава 318. Письмо дружбы (часть 3)

Ён У улыбнулся, письмо было очень в духе Кана. С тех пор, как Ён У его искал, парень больше не появлялся и начал своё письмо именно с этого. Письмо оказалось длинным. В первой части он расспрашивал, как дела у Ён У. А что случилось с ним самим рассказал ближе к концу.

…С тех пор я был очень занят. Я заключил сделку с Армией Дьявола.

Лицо Ён У застыло, глаза вспыхнули. Сделка с Армией Дьявола. К этому нельзя относиться легкомысленно.

«Виктория говорила, их преследовали, а когда она очнулась, Кан уже исчез».

И никаких подробностей, какую именно сделку он заключил. Кан лишь сообщал, что беспокоиться не о чем и у него всё отлично.

Я впервые за долгое время встретился со своим проклятым отцом и услышал, будто ты спрашивал обо мне. Поэтому написал это письмо. Но потом узнал, что у тебя здесь тоже какие-то дела. Так? Чёрт побери. Я делаю всё через связи, но ты и правда потрясающий. Не так ли?

Ён У поднял глаза на Атрана. Он не сказал ни слова, но Атран покачал головой, словно зная, о чём Ён У собирается спросить.

— Вам известно насколько тщательно мы бережём информацию о своих клиентах. Однако в зависимости от человека некоторыми ограничениями можно пренебречь. Сэр Кан королевского рода, в том, что мы сообщили ему о подписании контракта с вами, нет ничего плохого, тогда как его тайна… По сути, мы толком ничего о ней не знаем.

Если Кан не дурак, он должен был заключить сделку непосредственно с Застольем, раз уж хотел остаться в стороне от системы.

Наверное, у тебя много вопросов, но это всё. Ты тоже с самого начала многое от меня скрывал. Пожалуйста, пойми и прими всё как есть. Я в порядке, так что не беспокойся, и передай от меня привет Виктории. Я приду, когда закончу дела. Хорошо? А пока береги себя.

Так заканчивалось письмо Кана.

Где он и что делает? Какая такая сделка с Армией Дьявола? Почему он ничего не узнал о Дойле? И что произошло между ними?

Ён У со вздохом сложил письмо.

Он понятия не имел, правда ли у Кана всё в порядке, или он только делает вид, а на самом деле попал в крупные неприятности.

«Какое облегчение, что он смог написать мне».

Но одно Ён У понял.

«Значит Кан сын Железного Льва».

Наёмничий клан, который Ён У видел мельком в бою с Вальпургиевой ночью, клан Железного Льва. Он не знал, что их лидер отец Кана. Вообще, это необязательно секрет, просто Ён У не интересовался происхождением парня, поэтому не знал.

«Если что, я могу поискать его через Железного Льва».

Ён У надеялся: где бы ни был Кан, у него всё хорошо. Теперь его беспокоило, где сейчас Дойл и как дела у него.

***

— А-а-а! Спасите! Пожалуйста! По… жалуйста!

— Хи-хи-хи. Кентавр. Я всегда хотел съесть нечто подобное. Говорят, у них ч у дная печёнка… Интересно, какова она вкус.

Полулюди, полулошади. Кентавры — коренное население 32-го этажа. Они немногочисленны и не слишком общительны, так что встретить их трудно. Но благодаря своей несравненной силе всегда привлекают всеобщее внимание, где бы ни появились.

Натаан был одним из них. В подростковом возрасте он ушёл из племени — ему не нравилось крошечное сообщество своего вида — и преуспел, вступив в ряды 81 Глаза в Красном Драконе. А в Башне почти не осталось тех, кто бы не слышал прозвище «Красноглазый Лучник». Когда Натаан вернулся на родину, он с удовольствием ловил на себе взгляды старых друзей.

Но его мать была против. Она постоянно просила его остановиться и освободиться. Зайдя слишком далеко, он окажется в опасности. Кентаврам не место на мрачном поле боя, их место — просторные равнины.

Натаан тогда накричал на мать, сказав, что она ничего не понимает. Ему не нравилось слушать её нытьё. Он хорошо прогрессировал. Он добился успеха, так почему мать так обеспокоена? Он ненавидел подобные разговоры, они вызывали напряжение. Однако…

Оказавшись на пороге смерти, Натаан мог вспомнить лишь встревоженные глаза матери. Её слова о возвращении на родину эхом звучали в ушах.

Улыбающийся Император Обжорства казался ему демоном.

«Матушка, прости!..»

Рука Императора Обжорства погрузилась ему в бок. Кентавр не сопротивлялся: хищная аура противника лишила его воли к борьбе. Император погрузил голову в рану и увидел свежую, трепещущую печень. Путь к ней преграждали толстые вены, он перегрыз их клыками и проглотил. Даже это было для него деликатесом.

Вид императора, пожирающего кого-то живьём, мог вызвать отвращение, но лица двух герцогов, прикрывавших его с флангов, оставались бесстрастными. Два герцога: Туан Тьен и Моглай не отвели глаз, когда Натаан умирал.

После гибели герцогов Ардбада и Роберы от рук Королевы Весны Кровавая Земля понесла серьёзные потери. Официально началась война с Белым Драконом, и первое, что сделали Император Обжорства и два герцога, — открыли охоту на 81 Глаз. Сейчас, когда Натаан, бывшая левая рука Королевы Лета, мёртв, потери почти сравнялись.

Конечно, Император Обжорства не собирался останавливаться на этом, иначе он просто бы не стал начинать войну. Он хотел объединиться с Чёрным Драконом, чтобы победить Белый Дракон. И желал лишь одного.

«Съесть сердце Королевы Весны».

Одержимость Императора Обжорства желанием попробовать драконье мясо никуда не делась. Теперь у него появилось ещё одно желание: попробовать мясо выходца из Однорогого племени, хотя Король Му уже побеждал его. А если он съест сердце Королевы Весны? То удовлетворит оба своих желания. Где ещё можно найти такую интересную добычу?

— М-м-м.

Закончив есть, Император Обжорства медленно поднял голову. Его лицо и одежда были покрыты кровью. Он вытер лицо полотенцем, протянутым герцогом Туан Тьеном, и, насладившись хорошей трапезой, удовлетворённо улыбнулся. Красная энергия собралась у него в глазах и погасла.

[Хищничество] и [Переваривание]. Эти навыки Императора Обжорства удерживали съеденную магическую энергию и Благословения в его теле. Лучшие высасывающих энергию навыки, наряду с Вампирическим мечом Батори.

— Обычно кентавры не очень вкусны, поскольку, когда их запирают на фермах, они накапливают слишком много жира. Но этот был довольно мускулистым.

— Какое облегчение, сэр.

— Но он не так хорош, как драконье мясо. Я хочу съесть стейк из драконьего мяса! И каким потрясающим должно быть вино из Драконьей крови! Я должен однажды отведать это!

Чем больше «деликатесов» он поедал, тем сильнее становилась одержимость драконьим мясом.

— Кажется, осталось совсем недолго.

Герцог Туан Тьен протянул ему ещё одно полотенце.

— О, у тебя есть хорошие новости?

— Чёрный Дракон сказал, что планирует атаковать Белый Дракон. Зелёный Дракон тоже нападёт, они просят нашей помощи.

— Ещё один штурм, хм? Что ж, это по-своему забавно.

Борьба между тремя кланами, образовавшимися после падения Красного Дракона, продолжалась. Кланы вроде Кровавой Земли и Элохима собирались вмешаться при первой же возможности.

Новые кланы смогли подняться, потому что большие сосредоточились друг на друге. Каждый день в Башне случались великие битвы, в которых трудно отличить союзника от врага. Но в данный момент Император Обжорства не собирался никого предавать. Между желанием отомстить за своих людей и жаждой попробовать драконье мясо победила жажда. Увидев шанс, он не собирался его упускать.

— Хорошо. Туан Тьен, сосредоточься на грядущей битве. Это будет настоящее пиршество. Понял?

— Да, сэр!

Герцог Туан Тьен, второй командир Кровавой Земли, ушёл обдумывать приказы, которые ему предстояло раздать. Когда он скрылся, его сменил герцог Моглай.

— Ваше величество, только что прибыли новости, которых вы ждали.

— Новости?

— Наш дорогой друг, Алчный Дьявол, который отговаривался тем, что слишком занят, наконец прислал сообщение. Он хочет увидеться с вашим величеством.

— Что? Почему ты говоришь мне об этом только сейчас?! — Лицо Императора Обжорства вспыхнуло.

Он вскочил с места.

— Чего ты ждёшь? Ты уже должен готовиться к возвращению в замок! К нам придёт важный гость. Мы должны подготовиться к такому… Пиру! Устройте пир!

***

Сообщив Кровавой Земле через Атрана о своём визите, Ён У отправился в Однорогое племя.

— Я подожду здесь, потому что в деревню чужакам вход воспрещён.

Убедившись, что Ён У ушёл, Крейтц поставил световой барьер и прилёг отдохнуть. Он не отдыхал с тех пор, как покинул Тартар.

А Ён У сразу отправился к Брахаму.

— У меня ещё осталась Драконья кровь?

— Да, — ответил Брахам, изумлённо глядя на Ён У. — Но, если ты о крови Королевы Лета, разумеется, я её истратил. С какой стати он должна остаться?

Драконью кровь используют по-разному. Сокровища такой магической силы — редкость. С её помощью можно не только очищать Вигрид, но и создавать Внешние пространства и разные магические предметы. Брахам не собирался расходовать её всю, это же драгоценность, но.

— Ты же сказал использовать её без колебаний. Когда ты инвестируешь во что-то, остатков быть не должно.

Конечно, он удивился, когда Ён У пришёл и ни с того ни с сего начал спрашивать о ней. Брахам чувствовал себя так, словно его допрашивают, ему это не нравилось. Но Ён У, похоже, остался доволен.

— То есть кое-что осталось.

— Совсем немножко.

— Хорошо. Если она тебе нужна, используй, можешь дать мне разбавленную. Или это могут быть остатки.

Брахам понял, Ён У снова что-то задумал. И заинтересовался.

— Где ты собираешься её использовать?

— Хочу отдать Императору Обжорства.

— Что?

Лицо Брахама исказилось. Император Обжорства охотился на Сешу. А Ён У хочет отдать ему кровь?

Во избежание недопонимания Ён У спокойно пояснил свой замысел, Брахам сначала удивился. А потом усмехнулся.

— Так ты собираешься отдать ему остатки крови и получить взамен Ликёр Джамшида?

— Именно.

— А ты знаешь, что такое Ликёр Джамшида? Среди фанатиков его продают дороже, чем Драконью кровь.

Ликёр Джамшида не просто напиток. Он наделён магической силой древнего короля. Как эликсир он невероятно ценен.

— Но её совсем немного, ты просто хочешь всучить ему остатки…

— Ценность предметов субъективна и зависит от покупателя.

— Согласен.

Брахам цокнул языком, вспомнив об одержимости Императора Обжорства Драконьей кровью и мясом.

— Тогда подожди немного.

Он встал и пошёл в лабораторию. И немного погодя вынес плотно закупоренную флягу. Ён У схватил её и заглянул внутрь. Во фляге сияла красная кровь.

— Я её разбавил и смешал кое с чем. На вкус она в точности как кровь, этому идиоту должно понравиться.

Скорее всего, Император Обжорства будет в восторге.

— А это драконье мясо. Я хранил его на крайний случай, так что бери сколько хочешь.

Брахам положил на стол большой свёрток. Ён У изящно его принял.

— Спасибо.

— Всё равно это твоё. И вообще, — глаза Брахама сверкнули, — думаешь, они действительно могут отыскать душу Чон У?

— Не уверен. Но, видимо, её где-то держат, она не на том свете. Так что…

— Ты должен как можно быстрее сделать Кунен. Не так ли?

— Да.

Брахам тяжело кивнул головой.

— Аид. Этот парень нечасто покидал Олимп, я его почти не встречал, но он был очень горд и ответственно относился к своей работе. Наверное, поэтому он до сих пор в Тартаре, — Брахам прищурился. — Но это несколько странно. Он мог бы попросить помощи всего Олимпа. Но почему…

Поскольку у Аид обладает сильно развитым чувством ответственности, он не мог позволить делу зайти так далеко. Что помешало ему попросить помощи?

Раньше Ён У об этом не задумывался, поэтому согласно кивнул.

— Там, где я жил раньше, говорят: сколько людей, столько цветов. Это значит, у каждого свои проблемы. Не стоит вмешиваться в дела богов. Лучше сосредоточиться на создании Кунена.

— Я тоже когда-то жил под властью принципа причинности. Не нужно читать мне нотации.

Ён У и Брахам немного поболтали. Потом Ён У заглянул в другую комнату и увидел Ананту, сидящую в кресле-качалке. Её глаза по-прежнему оставались пустыми.

— Можно немного поговорить с Анантой?

— Буду только благодарен. Ей хоть какое-то разнообразие будет.

Ён У вошёл в комнату.

У Ананты на коленях лежало милое одеяло с мишками. Им часто укрывалась Сеша. Похоже, это она принесла, боясь, что мама замёрзнет.

Ён У улыбнулся и опустился на колени, чтобы его глаза были на одном уровне с глазами Ананты. А потом…

С щелчком отстегнул маску и с таким же лицом, как у Чон У, посмотрел ей в глаза.

— Ананта.