Глава 1159. Тссс…

Как только Бай Сяочунь ощутил мощное давление, он задрожал и тяжело задышал. Его основа культивации начала вращаться сама по себе, словно он подвергся смертельной опасности. Хорошо, что он уже поглотил квинтэссенцию плоти и крови суверена, а то давление не только бы заставило его основу культивации завращаться, но и подавило бы её до предела.

По правде говоря, в предложении духа не было ни грамма доброй воли. Он надеялся проверить, сколько квинтэссенции плоти и крови поглотил Бай Сяочунь, а если его удастся подавить, то он мог получить возможность нанести удар. Увидев, что Бай Сяочунь лишь вращает основу культивации, он отказался от этой идеи. Ему осталось лишь беспомощно наблюдать за тем, как Бай Сяочунь подготовился поглотить семьдесят процентов ауры основы культивации суверена.

Αура не была материальной, но приняла образ чёрного кристалла, который Бай Сяочунь быстро выхватил прямо из воздуха. Как только он дотронулся до неё, аура начала излучать дикие колебания, а его основа культивации начала вращаться быстро, как никогда. Внезапно он почувствовал, что его сознание стало стабильнее и яснее, чем когда-либо ранее, и он вдруг стал понимать многие вещи, недоступные ему ранее.

— Эта штука просто великолепна! — радостно воскликнул он.

Дух управления веером молча наблюдал за всем со стороны. Очевидно, что он хотел остановить происходящее, но кусок плоти, который дал ему Бай Сяочунь, был слишком маленьким. Он беспокоился, что если начнёт жадничать, то Бай Сяочунь откажется от сделки и не даст ему обещанного. Дух на какое-то мгновение задумался о том, чтобы использовать ауру суверена, которой управлял, чтобы запугать или вытурить Бай Сяочуня с веера, но быстро отказался от этой идеи. Учитывая, насколько хорошо он знал Бай Сяочуня, тот был слишком бесстыдным и хитрым, с ним было опасно поступать подобным образом.

«Проклятье! Я помогу ему только один раз. Рано или поздно мне ещё представится шанс разделаться с ним!» Стискивая зубы, он наблюдал за тем, с какой радостью Бай Сяочунь смотрит на кристалл и плоть суверена. К тому времени, как дух начал терять терпение, Бай Сяочунь нехотя убрал кристалл и кусок плоти и достал ещё один новый кусок. Осторожно контролируя размер доставаемых кусков, постепенно он дал духу управления веером извлечь ауру чуть ли не из всего тела клона суверена. В конце он выполнил обещание. Он взял самый большой кусок, который у него был, примерно в два раза больше остальных кусков, и отдал его духу.

— И не смей говорить, что мне нельзя доверять. Я самый честный человек из всех, кого ты знаешь!

Дух управления веером проклинал его про себя, но не показал виду. Он просто забрал кусок плоти. Он не стал извлекать из него ауру, как он делал с остальными кусками. Вместо этого он попытался слиться с ним. В этот раз Бай Сяочунь не стал ему мешать, и через время горения половины палочки благовония у духа всё получилось. В этот миг кусок плоти пропал, и духа управления веером стало видно. У него появилось физическое тело. Это был странный мальчик, напоминающий комок кожи размером с дыню. Его черты лица были грубыми. В общем и целом он выглядел весьма странно.

— Вот значит, как ты выглядишь на самом деле! — сказал Бай Сяочунь, внимательно разглядывая его.

— На кого это ты уставился! — сказал комок кожи, сверкая глазами.

— А что, мне нельзя смотреть, что ли? — сердито ответил Бай Сяочунь, он был полностью уверен в своих силах, когда речь заходила о битве взглядов. — Какой же ты уродец!

Спровоцированный дух довольно долго глядел в ответ, не отводя взгляда. Однако, давление росло и он чувствовал себя всё более и более некомфортно, потом он промямлил что-то, прыгнул в сторону ближайшей пластины веера и исчез.

«Хм! Он думает, что может выиграть у меня в гляделки?! Ну да, как же…» Чувствуя гордость за себя, Бай Сяочунь погладил свою бездонную сумку, поражаясь, насколько ему удалось разжиться. Хотя нельзя сказать, что ему привалила большая удача, но аура суверена была достаточно ценной, чтобы радоваться её приобретению. «Интересно, что я смогу делать с её помощью?..» — подумал он и облизнул губы. Оглядевшись и убедившись, что рядом нет духа, он вынул один чёрный кристалл и отправил внутрь божественное сознание.

Послышался грохот, и его основа культивации, а также способность мыслить, усилились. Он ощутил непревзойдённую чёткость мысли и легко смог управлять прохождением энергии по таким каналам, которые ранее были недоступны. Казалось, что он может понять всё, на что направляет своё внимание, и контролировать любой аспект себя самого.

«Τретий уровень Манускрипта Извечного Времени!» В его глазах загорелся яркий свет, когда он понял, что может использовать ауру суверена, чтобы добиться прогресса с третьим уровнем Манускрипта Извечного Времени.

Один за другим исчезали чёрные кристаллы. Поглотив около тридцати процентов всей добытой ауры суверена, он открыл глаза. Он не знал, сколько прошло времени, и был уверен только в одном: аура суверена исключительно полезна. Хотя он не достиг желаемого прогресса с Манускриптом Извечного Времени, но он продвинулся более чем на половину пути. Ηе то, чтобы он не мог завершить работу, если бы захотел. Скорее, он понял, что в Манускрипте Извечного Βремени есть нечто очень уникальное. Когда он завершит его, то тот станет неотъемлемой его частью и отпечатается внутри него. Ему не придётся культивировать его, он сам будет в нужное время выражать себя. Однако, чтобы это сработало, необходимо находиться на позднем уровне божественных. Иначе тело не сможет выдержать подобную силу.

«Мне придётся остановиться и подождать, пока я не достигну позднего уровня божественных…» Τут в его глазах зажглось предвкушение, и он полностью уверился, что в нужное время сможет завершить создание третьего уровня Манускрипта Извечного Времени.

«Аура суверена поистине драгоценное сокровище!» Он посмотрел на оставшиеся чёрные кристаллы, а их было больше дюжины. Сейчас он был уверен, что именно это и было нужно императорам.

«Какая жалость, что мне пришлось оставить в ящерице тридцать процентов ауры… Из неё могло бы получиться ещё семь или восемь кристаллов». Хотя это казалось напрасной тратой, он знал, что ничего с этим не поделать. Если бы он забрал всё себе, то не смог бы никак объяснить это святому императору. То, что он планировал отдать, и так уже лишилось семидесяти процентов изначальной ценности, но раз Бай Сяочунь был единственным человеком, который держал ящерицу в своих руках, только он знал, сколько всего там было изначально. Никто из императоров не знал об этом, и даже для того, чтобы извлечь оставшуюся ауру, им потребовалось бы очень много затрат и подготовительных работ.

«А, без разницы». Отказавшись от мысли забрать оставшиеся тридцать процентов, он решил, что всё что мог, уже сделал. Решительно сверкнув глазами, он начал исчезать с повреждённого веера.

Когда он снова появился, то оказался во второй бессмертной области. С тех пор как он пропал, прошло тринадцать дней. Всё это время божественные обеих династий сходили с ума и обыскивали всю площадь, покрытую паутиной. Даже если им приходилось сталкиваться с опасностями, у них не было выбора, кроме как продолжить поиски.

Они искали везде, где только могли, но не смогли обнаружить ни одной зацепки о том, где же Бай Сяочунь. Нетерпение императоров продолжало усиливаться, но они не давали друг другу войти. Единственное, в чём они были уверены, это то, что все божественные в их подчинении до сих пор живы. Однако они и понятия не имели о том, что же происходит.

Пока отчаянные поиски продолжались, Бай Сяочунь материализовался точно на том же месте, откуда когда-то исчез. Как только он появился, он осторожно отступил и использовал божественное сознание, чтобы проверить, что творится вокруг. К сожалению, как бы осторожно он себя не вёл, в тот же миг прозвучал обрадованный голос:

— Вот ты и вернулся сюда, Бай Сяочунь!

Вместе с голосом появилась проекция огромной руки, ринувшейся на Бай Сяочуня. Эта рука принадлежала не кому иному, как божественному Пожилому Духу. В отличие от других божественных, в прошлом он имел дело с Бай Сяочунем. После того, как остальные божественные отправились на поиски, Пожилой Дух как следует обдумал ситуацию и пришёл к выводу, что происходит что-то странное. Поэтому он решил, что будет ждать Бай Сяочуня на том месте, где тот исчез.

За последние тринадцать дней он не раз сомневался в своём решении, но сейчас, увидев, как Бай Сяочунь материализовался прямо у него на глазах, он до чёртиков обрадовался. И сразу же атаковал. Однако он был осторожным человеком и понимал, что Бай Сяочуня, находящегося на среднем уровне божественных, ещё и с Великим Мечом Севера победить не так-то просто. Поэтому он сразу же достал табличку связи, чтобы отправить сообщение товарищам. Когда Бай Сяочунь увидел это, то быстро сказал:

— Собрат даос Пожилой Дух! Тссс…

Потом он достал кусок плоти суверена и передал его божественному.