Глава 1160. Вперед!

Бай Сяочунь так быстро среагировал, что божественный Пожилой Дух не успел отправить сообщение. Он вообще ничего не успел сделать, как увидел летящий к нему кусок плоти. Удивившись, он использовал божественное сознание и сразу понял, что это плоть суверена, после чего его сердце сразу быстро забилось. Отказавшись от идеи звать подмогу, он схватил кусок и осмотрел его. Стараясь не показывать, насколько он рад, божественный убрал кусок плоти и посмотрел на Бай Сяочуня со странным выражением на лице.

— Помнится, тебе в руки попала целая ящерица, — сказал он странным тоном. Учитывая состояние куска плоти, попавшего к нему, он мог догадаться, что ящерице нехило досталось от Бай Сяочуня. Прочистив горло, Бай Сяочунь ответил:

— У тебя зоркий глаз, Пожилой Дух, старина. Вот, возьми ещё три куска.

Тут он достал ещё три куска и отправил их по воздуху божественному. Поражённый божественный Пожилой Дух быстро поймал их и осмотрел. По его подсчётам, если объединить эти куски вместе, то у него скопилось уже двадцать-тридцать процентов всего тела ящерицы.

— Послушай, мы же на одной стороне, — сказал Бай Сяочунь величественным и праведным тоном. — Какой смысл ссориться и препираться. Верно? Насколько я помню, святой император сказал, что наградит нас, если мы просто найдём это создание. Всё это большое недоразумение. Вы же даже не дали мне ничего объяснить. Сейчас все мы, божественные династии Святого Императора, можем заполучить удачу в свои руки. Это не великая служба, которую я выполнил один, а мы все вместе, поэтому точно нужно разделить награду на всех. Я не жадный, знаешь ли. Прямо сейчас Пожилой Дух, старина, я дал тебе целую ногу ящерицы.

Божественный Пожилой Дух прочистил горло. Из того, что он успел увидеть, действительно казалось, что это плоть ноги. Учитывая это, всё действительно выглядело как общие заслуги. Увидев обрадованный взгляд на лице Пожилого Духа, Бай Сяочунь предостерёг:

— Мы же не можем разочаровать святого императора. Позаботиться об этой плоти — это самое важное. На самом деле я уже всё обдумал ранее. Раньше это было действительно недоразумение. Думаю, что сейчас нужно позвать Гу Тяньцзюня и остальных божественных. Я со всеми поделюсь плотью ящерицы, тогда мы все вместе сможем выбраться из этого места. В конце концов, все мы в равной мере выполним большую службу.

Пожилой Дух посмотрел на Бай Сяочуня и сразу понял, о чём тот думает. По правде говоря, ситуация и так слишком затянулась. Даже у Пожилого Духа терпение уже было на исходе. Кивнув, он отправил сообщения Гу Тяньцзюню и остальным. И он, и Бай Сяочунь знали, что ждать их, стоя на открытом месте, слишком опасно, поэтому они нашли деревню, которая ещё не превратилась в пыль, и спрятались в одном из зданий там.

Первым прибыл Чень Су. Внимательно осмотревшись, он отправился по следу, специально оставленному божественным Пожилым Духом, ведущему в деревню. Вскоре он уже был в комнате с Бай Сяочунем. Не успел он ничего сказать, как Бай Сяочунь великодушно протянул ему кусок другой ноги ящерицы.

— Чень, старина, вот. Возьми это. Я немного струхнул ранее. Но у меня были на то причины, вы слишком импульсивно напали на меня. В конце концов, я никогда не планировал присвоить себе все заслуги в подобном деле.

Чень Су прореагировал во многом, как и божественный Пожилой Дух, на его лице появилось очень странное выражение. Он уже знал про положение дел, когда летел сюда, но это всё равно казалось очень странным.

— Α вот ещё три куска, старина!

Искренне улыбаясь, он протянул ещё три куска ноги. Конечно, Чень Су, как и божественный Пожилой Дух ранее, поражённо вздохнул. Он посмотрел на Бай Сяочуня, а потом на таинственные куски плоти. Из-за того, что большую часть ауры суверена уже извлёк дух веера, куски были намного слабее, чем раньше, но никто не знал об этом. Чень Су посмотрел на куски и, как и предполагал Бай Сяочунь, решил, что этого будет для него достаточно.

Когда Бай Сяочунь увидел, что и Чень Су и божественный Пожилой Дух довольны, он облегчённо вздохнул про себя. В то же время он обрадовался, что его стратегия работает. «С Сыма Юньхуа не должно быть проблем, — подумал он. — Но могу поспорить, что Гу Τяньцзюня будет не так-то легко успокоить. Хотя я уже понял, как лучше всего поделить ящерицу на пять частей…» С блестящими глазами он принялся болтать с Чень Су и Пожилым Духом.

Ηикто из них не наносил другому обид ранее и все они были божественными. Более того, и Чень Су и Пожилой Дух были довольны тем, как Бай Сяочунь сам решил с ними поделиться. Поэтому вскоре у них начались действительно занимательные обсуждения. Медленно, но верно их мнение о Бай Сяочуне стало меняться. Βскоре издалека послышался свист, повернувшись, они увидели приближающихся Гу Тяньцзюня и Сыма Юньхуа.

Как только Гу Τяньцзюнь заметил Бай Сяочуня, в его глазах сразу показалось намерение убивать, и он приготовился атаковать. Но не успел он это сделать, как Бай Сяочунь применил свой козырь, бросив ему много кусков плоти суверена. Даже могущественный Гу Тяньцзюнь оказался заметно взволнован при виде этой плоти, а также мощной ауры, исходящей от неё. Взмахнув рукавом, он убрал все куски в свою бездонную сумку.

«Не может быть, чтобы ты остался равнодушным!» — подумал Бай Сяочунь, будучи чрезвычайно довольным собой. Он специально подготовил те куски, которые передал Гу Тяньцзюню, сделав так, чтобы их аура была особенно сильной. А когда они оказались все вместе при передаче, эффект стал ещё заметнее. Отойдя на несколько шагов, он перекинул несколько кусков Сыма Юньхуа и сказал:

— Послушайте все, сейчас самое главное в целости и сохранности выбраться отсюда. Теперь, когда мы поделили ящерицу на пять частей, мы все заодно.

Пока его голос звучал в комнате, Сыма Юньхуа с блестящими глазами внимательно рассматривал свои куски. Что касается Гу Тяньцзюня, то он немного нахмурился. Хотя он очевидно желал получить всю награду только для себя, но теперь у всех была равная доля плоти ящерицы, и он не мог потребовать отдать всё ему. Кроме того, слова Бай Сяочуня были не лишены смысла. Самое важно было не получить награду, а не дать божественным из династии Коварного Императора ограбить их. Если бы Гу Тяньцзюнь сейчас напал на Бай Сяочуня, то скорее всего три остальных божественных вмешались бы. Сейчас междоусобица могла очень дорого стоить в общем зачёте. Когда Гу Тяньцзюнь всё это понял, он прищурился и долго смотрел на Бай Сяочуня. Ему приходилось признавать, что методы Бай Сяочуня были очень эффективными.

Наконец он холодно хмыкнул и отступил, давая понять, что уступает. После этого остальные три божественных облегчённо вздохнули. Как и подозревал Гу Тяньцзюнь, если бы он начал конфликт, то эти трое попытались бы его остановить. Тут произошёл короткий разговор:

— Насколько я знаю, все божественные династии Коварного Императора разделились в поисках собрата даоса Бая. Это значит, что мы должны держаться вместе. Полетим к выходу как можно быстрее, не останавливаясь по пути.

— Верно. Давайте застанем их врасплох, чтобы они не успели перегруппироваться.

— Нельзя терять ни минуты!

Гу Тяньцзюнь кивнул, соглашаясь. Что касается Бай Сяочуня, то он волновался меньше всех и быстро согласился.

Составив план, все они использовали полную силу основ культивации и как можно быстрее полетели в сторону выхода. Послышался грохот, и они превратились в лучи света. Такой очевидный спринт к выходу неизбежно привлекал внимание. Но им было всё равно. Они не стали скрывать свои колебания силы. При этом сразу стало понятно, кто из них самый быстрый. Первым летел Гу Тяньцзюнь, за ним божественный Пожилой Дух и Бай Сяочунь, а потом уже Чень Су и Сыма Юньхуа.

Когда они приблизились к выходу, то увидели, как в их сторону летят три луча света. Это были принц Юань Яоцзы, преподобный Шилин и… Гунсунь Вань’эр!