Глава 1411

Хэгак считал, что у него нет пределов. Всю свою жизнь, следуя собственным целям и желаниям, он практиковал боевые искусства. Он был полон решимости посвящать себя этому делу до тех пор, пока не станет самым сильным существом в мире, даже если на это уйдёт полвека. Таких же принципов придерживались и остальные последователи.

Хэгак использовал в качестве оружия все части своего тела. Его локти превращались в лезвия, а руки – в копья. Его голова обрушивалась на противника, аки булава, ноги двигались как хлысты, а кулаки, ударявшие по мечу, были подобны молотам. Но даже если кому-то удалось превратить всё своё тело в оружие, его всё равно поглотило бы цунами теней.

– Вы – никчёмные трусы! – прокричал последователь, прячась от бомбардировки тенями в трещинах обрушившегося потолка. Как мастер боевых искусств, он не признавал стиль боя «исподтишка».

Его лёгкая поступь, которую не ограничивали объекты ландшафта, вызвала аномалии, и острые, как бритва тени, пролетели мимо. Но вот кинжал появившегося Факера оказался точнее. Кровь залила плечо Хэгака, однако рана была неглубокой. С другой стороны, правая рука Факера, которая сжимала кинжал, от последующей контратаки превратилась в кровавое месиво.

«Сильный».

В оценке Факера не было ни грамма преувеличения. Хэгак был силён, а его утверждение, что Ли Чжон был самым слабым из Триады, полностью соответствовало действительности.

Грид чувствовал то же самое.

«У него просто высокий уровень…», – скрестив руки и спокойно наблюдая за боем, подумал он. Он призвал рыцарей не из-за страха перед Хэгаком и его последователями. И даже не потому, что сомневался в способности защитить Зикфректора. Он просто хотел дать им возможность потренироваться и вырасти.

Хэгак попытался схватить Факера, который снова скрывался в тени, однако получил удар кинжалом в спину от Касима. Это была атака, нацеленная на позвоночник, но последователь остался в полном порядке. Мощь Касима была уменьшена вдвое из-за необходимости нанести проникающий удар. Итак, ему не удалось пробить плотно сжатые мышцы Хэгака. Тем временем последователь ударил Касима в лицо. Хэгак хотел схватить истекающего кровью Касима за щиколотки, чтобы похоронить его в земле, но вынужден был остановиться и ударной волной отразить семена, выпущенные в него Пиаро.

Его импульс, который скорее был присущ дикому зверю, нежели человеку, был настолько велик, что Грид невольно вздрогнул. Впрочем, скоро он исчез, как погасшее пламя. Правая рука Хэгака была обездвижена руной Зикфректора, после чего отрублена мечом Мерседес, окутанным серебряной аурой. Мерседес являлась обладательницей Проницательности и владела прекрасной способностью обнаруживать слабые места противника. Итак, её удар был нанесён в тот самый момент, когда защита Хэгака ослабла.

Отрубленная с жутким звуком рука Хэгака на какое-то время зависла в воздухе. Благодаря этому Касим вновь обрёл свободу и тут же начал искать тень, в которой можно было спрятаться. Всё это занимало доли секунды. Но прежде, чем девушка-рыцарь успела взмахнуть мечом ещё раз, последовала бесконтактная атака Хэгака.

Едва успев поднять щит, Мерседес завалилась на землю. А то, насколько сильно погнутым он оказался, в очередной раз доказывало силу Хэгака. Тем не менее, оценка Грида нисколько не изменилась.

«У него всего лишь высокий уровень».

Последователь использовал лишь повышенную силу атаки, скорость и выносливость, комбинируя их с доступными навыками. В этой сфере Хэгак преуспел, однако у его был один фатальный недостаток.

Чувствительность Ли Чжона, который первым делом начал тренироваться не с оковами и утяжелителями, а с завязанными глазами, была напрямую связана с его способностью уклоняться, нейтрализуя тем самым большинство вражеских атак. Между тем способность уклоняться Хэгака была далеко не абсолютной. У него были куда более развитые рефлексы, но также это означало, что его «чувство опасности» было менее развито.

«Давление, которое я испытал, когда он снял повязку с глаз, гораздо меньше того, которое производил Ли Чжон».

Ли Чжон пробудил в Гриде чувство осознания возможного поражения. С другой стороны, разница в импульсе до и после того, как Хэгак снял наглазную повязку, была несущественной. Вот почему Янгу был убеждён, что в следующие несколько лет или, возможно, даже через год Ли Чжон стал бы куда сильнее Хэгака. Конечно, всё это случилось, если бы Ли Чжон был жив. Однако Преемнику Пагмы посчастливилось встретиться с самым перспективным, но и самым слабым из Триады.

Понаблюдав за Хэгаком ещё немного, Грид перевёл свой взгляд в другое место. А затем он несколько раз взмахнул мечом, и выпущенная энергия тут же сразила нескольких бегущих в сторону замка последователей. Это была комбинация Зрения Барбатоса и Фехтования Непобедимого Короля, которая уже близилась к божественной силе. Благодаря этому он заблокировал ещё одну подмогу, которую ждал Хэгак, получив за это внушительное количество опыта и текущего значения навыков.

Грид: – Все, кто прямо сейчас находится в Байране, немедленно отправляйтесь в северный торговый район. Быстро! Подберите все упавшие там секретные техники! – сохраняя серьёзное выражение лица, скомандовал в чате гильдии Преемник Пагмы.

Тем временем Хэгак не удержался от стона, когда увидел отвратительного ангела с нимбом над головой, предавшего их создателя и ставшего собакой Грида. И теперь этот мерзкий ангел летел прямиком к нему.

– Падший ангел! Ты хуже и отвратительнее демонов! Недостаточно было предать небеса! Теперь ты решил ещё и встать на пути апостолов Бога Боевых Искусств?

Неужели Хэгак наконец-то почувствовал приближение смерти? Впрочем, несмотря на изрядно погрустневшее лицо, Сариэль продолжила атаку.

– Боги признают апостолами только ангелов. Тебя же просто эксплуатируют.

– Ба! – фыркнул Хэгак, увидев в глазах Сариэль жалость. Эксплуатируют! Неужели этот ангел считал, что он ничего не понимает? Да, он стал марионеткой в руках богов, однако сделал это осознанно – из-за жажды силы.

Зератул – истинный Бог Войны, владел всеми боевыми искусствами мира. Каждый раз, когда Хэгак получал от него очередную секретную технику, он становился сильнее и выносливее. Именно поэтому он и служил Зератулу.

– Причина, по которой великий Зератул использует меня, заключается в том, что ему нужны мои руки и навыки. Так что, если я не полноценный апостол? Я ангел этой земли! Я в корне другой и намного сильнее тебя, изгнанной с небес.

Спина Хэгака начала дёргаться. Его опухшая кожа обнажила вздутые вены, прежде чем взорваться и выпустить наружу две пары крыльев. Судя по тому, что они были мокрыми, вряд ли Хэгак мог летать. Он был похож на птицу, только что вылупившуюся из яйца. Несмотря на это, группа Грида оставалась чрезвычайно осторожной.

После того, как четыре крыла распростёрлись, зрачок левого глаза Хэгака разделился на три части, перестав напоминать собой человеческий. А судя по его невыразительному лицу, Хэгак явно утратил все свои эмоции.

«Эти крылья…».

Крылья, торчащие из тела Хэгака, казались частью его тела, однако на самом деле всё было иначе. Проницательность Грида и его кузнечные знания подсказывали, что материал, из которого были изготовлены крылья, «не существует в человеческом мире».

На красивом лице Сариэль появилась ещё большая печаль.

– Человеческая жизнь скоротечна и коротка. Следовательно, боги не признают людей и не сочувствуют им. Для них люди – не что иное, как расходный материал.

Тем временем Хэгак оторвался от земли. Яростно вращая глазом с тремя зрачками, он быстро идентифицировал и уклонился от магической атаки Брахама и Зикфректора. Затем он бросился к Сариэль.

Паря в воздухе, ангел блокировала удар Хэгака копьем. Затем последователь пробил потолок и взмыл высоко в небо, расправив крылья, чтобы не упасть. После этого он сжег все тени в замке – его крылья взорвались ярким и чистым белым светом, чтобы осветить окрестности. В таких условиях теням не было места.

Невидимость Факера и Касима была принудительно снята, и Брахам наложил на них Щит. Почти в этот же момент кулак Хэгака обрушился на щит. Тела Факера и Касима не пострадали, однако они отлетели к рухнувшим внешним стенам.

Хэгак не стал преследовать их. Он поднял только что восстановленную руку, чтобы заблокировать мотыгу Пиаро, и контратаковал ногой, согнутой, как хвост скорпиона. Данный удар был нанесён под идеальным мертвым углом с точки зрения Пиаро. Фермер должен был пропустить атаку и скатиться на землю. Правда, атака оказалась не односторонней. В эту же секунду на последователя обрушилось Измельчение.

Однако вскоре он пришёл в себя и продолжил битву.

– Это что, превращение человека в ангела? Просто омерзительно, – поцокал языком Брахам. Одна из главных способностей ангелов заключалась в возможности нейтрализовать магию. Итак, поскольку заклинания на Хэгака не действовали, Брахам укрепил меч и щит Мерседес. Это была не магия зачарования, которая наделяла предмет магической силой, тем самым усиливая его. Это была элементарная магия, которая усиливала свойства веществ, из которых состоял объект, чтобы раскрыть его фундаментальный потенциал. Таким образом, косвенно она могла подействовать и на ангелов. У неё был недостаток, заключавшийся в значительном снижении прочности целевого предмета, но с этим уже ничего нельзя было поделать. Брахам решил, что Грид в любом случае всё починит, или, на крайний случай, создаст что-то новое.

И вот, изысканное фехтование Мерседес снова и снова разрезало тело Хэгака. Её движения, соединяющие шесть ударов с одним-единственным выпадом, казались бессвязными. Они были слишком быстрыми, чтобы проследить за ними невооруженным глазом. Однако Хэгак был не менее быстрым.

«Ну и дела…».

Даже находясь в этом пассивном мире трансцендентности, Грид не поспевал за движениями Хэгака и Мерседес, из-за чего почувствовал беспокойство.

Девушка продолжала покрываться ранами, в то время как раны Хэгака быстро затягивались. Ситуация была плохой, и Преемник Пагмы задумался, не вмешаться ли ему. Он быстро активировал Зрение Барбатоса, чтобы проверить, не приближаются ли новые последователи, и… едва не подпрыгнул на месте.

В Байран входили новые последователи Бога Боевых Искусств, при этом за спиной одного из них были расправлены крылья. Впрочем, судя по крови, которая лилась из его носа, и тому, как он шатался, можно было прийти к выводу, что он скоро умрёт.

И тут в голове Грида промелькнуло одно воспоминание. Чтобы ангел мог проявить свою истинную силу в мире людей, рядом с ним должно было находиться ещё два ангела, чтобы образовалась Троица. Присутствующими здесь ангелами были Хэгак и умирающий последователь. Ну а третьим…

И в этот момент с неба рухнул столп света.

Яркое свечение, поразившее одновременно и Мерседес и Хэгака, полностью залечило раны Мерседес, превратив тело Хэгака в лохмотья.

Сариэль – одна из семи архангелов, возглавлявших армию ангелов. Хэгак не заметил Сариэль. Ему пришлось не обращать внимания на неё, потому что архангелы изначально были неприкасаемыми, небесными существами.

И за это ему пришлось поплатиться. Светящееся копье Сариэль пронзило грудь Хэгака.

Один из членов «Триады», Хэгак, был убит!

Вы получили 2 уровня.

Ваш рыцарь, Касим, получил 1 уровень.

Ваш посланник, Пиаро, получил 1 уровень.

Ваш посланник, Брахам, получил 1 уровень.

Ваш посланник, Зикфректор, получил 2 уровня.

Ваша посланница, Мерседес, получила 4 уровня.

Ваша посланница, Сариэль, получила 10 уровней.

Вы подобрали фрагмент искусственного крыла.

Вы подобрали шкатулку с секретной техникой Бога Боевых Искусств (легендарная).

Вы подобрали шкатулку с секретной техникой Бога Боевых Искусств (уникальная).

– …

Награды в виде опыта варьировались в зависимости от того, насколько активную роль сыграл каждый из участников сражения. Вот почему Грид тупо уставился на Пиаро и Брахама.

– Я хотел дать Мерседес шанс развиваться, – быстро пояснил фермер.

– Вот мне больше заняться нечем, кроме как с ангелами сражаться, – пытаясь сохранить своё достоинство, буркнул Брахам.

– …

Грид серьезно переживал насчёт того, сможет ли Брахам принять участие в священной войне по спасению Гексетия. Конечно, это беспокойство могло быть бессмысленным. В тот момент, когда Брахам восстановит свои вампирские способности, он прибьёт ангела без какой-либо магии.