Глава 558

На центральной площади Байрана стояло 9,000 человек, которые, по приказу герцога Лучиллова, были связаны.

– Вы не ушли отсюда даже несмотря на то, что Байран превратился в логово повстанцев. Это явное преступление. Ваши налоги и труд наполняли желудки мятежников! И тем самым вы нанесли вред как Его Величеству, так и всему Вечному Королевству!

В глазах герцога Лучиллова жители Байрана перестали быть людьми Вечного Королевства, а потому его вердикт был следующим:

– Эти люди не имеют права жить на земле Вечного Королевства. Убить их. Убить всех: от стариков до детей, а могилы их предков вырыть и сжечь.

– …!

Жители Байрана считали, что подобное решение – воплощение несправедливости. Кто-то пытался попросить пощады, однако маги тут же использовали заклинания молчания, насильно закрыв рты жителям Байрана.

– Уф… Уф…!

После этого глаза жителей наполнило окончательное отчаяние. Они хотели, чтобы герцог Лучиллов пощадил хотя бы их детей и престарелых родителей. Однако герцог был непреклонен.

– Убить их.

– Уф…! Уф…!

Жители пытались сопротивляться, однако двигаться они тоже не могли, поскольку были связаны верёвками.

И большая половина из 100,000 солдат, которые были призваны в армию насильно, пребывала в настоящем ужасе от происходящего.

«Это просто невозможно…».

«Они действительно собираются убить всех этих людей?».

«Это какой-то абсурд… В чём они виновны? Если часть территории была захвачена мятежными дворянами, это вина властей, а не людей! Почему они возлагают всю ответственность на обычный народ?».

«Им грозит смерть только за то, что они находились возле повстанцев…? Причём казнить собираются даже маленьких детей, которые и вовсе не понимают, что происходит…?».

Главнокомандующий явно не заботился о жизни людей. И как только солдаты осознали этот факт, их боевой дух резко снизился. Они потеряли доверие к своему командиру. И в этот самый момент их психологическое состояние стало таким же ужасным, как и физическое, вызванное плохой кормёжкой и тяжелейшим маршем.

«Отныне для контроля над ними можно будет использовать только страх», – мрачно покачав головой, подумал Арс, – «Думаю, сегодня вечером будет ещё больше дезертиров».

Количество людей, которые дезертировали по пути из Парту в Байран, уже близилось к шести тысячам, и скоро должно было перевалить за десять.

И Арс, уставившись в спину герцога Лучиллова, кое-что понял:

«Скоро… Уже скоро мне представится шанс положить всему этому конец».

В планах герцога Лучиллова появилась небольшая трещина, о которой он не знал. А именно – скорый крах системы командования вследствие повального дезертирства. Всё это должно было привести к хаосу и путанице, предоставив тем самым Арсу шанс для нанесения удара. К сожалению, напасть на Лучиллова было слишком рискованно, поскольку его всегда защищали 300 охранников и 10 старших магов.

«Но если ничего не выйдет, то придётся действовать вслепую».

Впрочем, Арс уже давно был готов пожертвовать собой ради Грида. Поскольку Преемник Пагмы спас его, он мог отплатить лишь принесением в жертву своей собственной жизни.

«А свою месть императрице я оставлю Пиаро».

Но вот, в тот самый момент, когда на лице Арса появилась горькая улыбка…

Фжах!

В небе вспыхнул свет, и появился Грид.

«М-мой господин…?».

Как уже можно было догадаться, рядовой Арс из Парту на самом деле был Асмофелем из Вооружённых до зубов. И теперь он был в настоящем шоке.

«Почему мой господин… здесь?».

Войска, защищающие Байран, уже отступили!

Почему его господин пришёл сюда совсем один!?

«Только не говорите мне…».

Неужели его господин пришёл сюда, чтобы спасти оставшихся здесь людей?

«Просто невероятно…».

Лорд, не побоявшийся в одиночку выступить против ста тысяч военнослужащих с целью спасти свой народ? От этой мысли Асмофель почувствовал, как в его груди стало горячо, а сам он посмотрел вверх и тихо пробормотал:

– Хотел бы я увидеть твоё королевство, мой господин…

Король, который думал о людях, а не о своей собственной жизни? Это было нелогично и абсурдно. Короли считались полубогами, незаменимыми существами, жизни которых были в бессчётное количество раз ценнее, чем жизни обычных людей. В те дни, когда Асмофель был дворянином, он бы лишь рассмеялся от мысли о короле, жертвующим собой ради кого-то другого.

Но теперь Асмофель смотрел на мир с точки зрения обычного солдата, а потому и его отношение к происходящему было совершенно другим. Он считал, что Грид делает правильные вещи. И поскольку ему было интересно, как будет выглядеть королевство Грида, он решил во что бы то ни стало защитить его.

«Я защищу тебя, мой господин. Я стану силой, которая будет исполнять твою веру и волю», – подумал он, покрепче сжав своё копьё. А затем, когда Преемник Пагмы нанёс свой первый удар, он быстро двинулся вперёд.

***

– Э-э…?

Оказавшись в Байране, Грид засомневался в исправности своего собственного зрения. Знакомых лиц не было, а город кишел вражескими солдатами.

– Куда все подевались…? – пробормотал он, после чего обнаружил флаг Вечного Королевства, развевающийся на ближайшей к нему стене и добавил, – … Вот дерьмо.

Судя по всему, он всё-таки опоздал и…

– Неужели они все мертвы?

Эти ублюдки не просто забрали его землю, но ещё и убили его людей! В результате этого Грида моментально охватила ярость, в то время как Стикс, уставший от постоянного использования Массовой Телепортации, начал поспешно успокаивать его:

– Уф…Уф… Успокойся, Грид. Ты думаешь, твоих солдат и рыцарей так легко победить?

Прямо сейчас они находились в окружении стотысячной вражеской армии, а потому, если Преемник Пагмы потеряет самообладание и начнёт действовать чересчур эмоционально, он неизбежно умрет. Итак, с трудом восстановив своё самообладание, Янгу отправил сообщение в чат гильдии.

Грид: – Что случилось с теми, кто защищал Байран?

Пон: – Защитить город было невозможно, поэтому мы отступили. Извини, что не смогли его уберечь… Но мы обязательно вернём его.

Ибеллин: – Брат! Почему ты вернулся так скоро? Мы думали, ты пробудешь на Восточном Континенте ещё как минимум месяц!

Вантнер: – О, Грид! Лук, который ты дал Джишуке, просто потрясающий! В жизни ничего подобного не видел!

– Фух… – облегчённо вздохнул Грид, прочитав ответ Пона.

К счастью, самое худшее обошло их стороной, а потому нужно было сделать то же самое, что и остальные ребята.

– Что ж, предлагаю осуществить стратегическое отступление.

Казалось, врагов было больше, чем песчинок в море. Грид не видел такого большого количества солдат даже по телевизору, а потому не мог себе даже представить, как сражаться с ними.

Однако в следующее мгновенье он увидел связанных жителей Байрана. Вне зависимости от пола и возраста все они были приговорены к смерти. Более того, этот приговор вот-вот должен был исполниться, поскольку рядом с ними стояли готовые произвести залп лучники.

И Грид знал этих людей… Смит, который научил его делать яффовые стрелы. Молодёжь, которая вместе с ним ремонтировала стены после битвы со Слугами Ятана. Девушка, которая угостила его фруктами, и старики, рассказывавшие ему о мире «Satisfy»… Это были те самые люди, которые помогали Преемнику Пагмы в первые дни его игрового пути.

«И теперь их хотят убить…?», – задался вопросом Грид, как тут же его гнев взлетел до самых небес.

Янгу был человеком, который ценил узы. Другими словами, он не собирался так просто расставаться с тем, что было дорого ему.

К тому моменту лучники уже повернулись в его сторону и произвели первый залп, заставив Стикса поспешно вызвать защитный барьер и обеспокоенно взглянуть на Грида.

– Возвращайся в Патриан, Стикс, – с предельной серьёзностью в голосе проговорил Преемник Пагмы.

– Ты уверен, что нужно противостоять такой большой армии в одиночку? Даже мне тяжело пересчитать их, но я с точностью могу сказать, что здесь более ста тысяч солдат! Я знаю, что ты силён, однако сражаться с такой армией в одиночку – сущее самоубийство.

– Я понимаю, Стикс, но разве может лидер Вооружённых до зубов сбежать, увидев своих врагов? Это было бы позором как для меня, так и для моих друзей, – ответил Янгу.

С момента окончания Второго Межнационального Соревнования его сила неуклонно росла. Возможно, сейчас он был как никогда близок к тому, чтобы называться сильнейшим из игроков.

Итак, это была прекрасная возможность показать себя миру. Кроме того, ему и самому было любопытно, на что он способен. Янгу задавался вопросом, что он сможет противопоставить стотысячной армии.

«До срабатывания Магических Ракет осталось 20 минут…», – подумал он, – «А до тех пор моя первоочередная задача – выстоять и спасти людей».

– Ты, наверное, забыл, что для легенды такое понятие, как «численное превосходство» не имеет значения. Легенды не боятся выступать даже против миллиона человек, не говоря уже о каких-то жалких ста тысячах. Другими словами, если мы будем вместе, сто тысяч солдат… Это… Вместе быть, конечно, не обязательно, – проговорил Брахам.

Единственной вещью, которая могла преодолеть трансцендентное существо, было другое трансцендентное существо. А подобной силой обладали совсем немногие.

– Хорошо. Если потребуется – я позову тебя, – улыбнувшись, ответил Грид.

– Ба! Так и быть, если будешь настаивать, я помогу тебе.

Услышав как и всегда горделивый ответ Брахама, Янгу вновь сосредоточился.

«Это возможность оценить разрыв между мной и предыдущими легендами».

И первым, кто приходил ему на ум, был Лантиер, чья копия всё ещё ждала его на Бехенском Архипелаге.

«Ничего, скоро я и до тебя доберусь!», – пообещал Янгу, а затем повернулся в сторону лучников, которые всё ещё находились в опасной близости от жителей Байрана.

– Фехтование Пагмы, Превосхождение.

«Обычных атак будет вполне достаточно», – решил Грид, после чего разделил Призрачный Меч на две части и начал безостановочно взмахивать руками. Каждую секунду он посылал в сторону земли 7~8 энергетических лучей.

Фу-жу-жу-жух!

Бу-ду-дум!

– Ку-а-а-а-а-ах!

В мгновение ока на земле воцарился хаос, а сотни солдат мгновенно погибли.

– Кхек! Отключите магию полёта! – тут же закричал маркиз Бер, и старшие маги сразу же поспешили исполнить его приказ. Активированное ими заклинание вмешивалось в потоки маны на определённой территории, делая невозможным активацию левитационной магии. Тем не менее, на Грида это не сработало, поскольку он использовал не стандартное заклинание, а специальный навык, встроенный в сапоги.

– Что!? Моя магия не сработала!?

– Это всё из-за волшебного артефакта!

Маги тут же запаниковали, поскольку тяжелое и манозатратное заклинание было потрачено почём зря. Тем не менее, в их распоряжении была целая армия, а потому в дело тут же вступили сразу все имеющиеся лучники.

– Огонь! Огонь, кому сказал!

При помощи стрел и магии войску Вечного Королевства удалось проломить щит Стикса, благодаря чему Грид превратился в удобную и совершенно беззащитную мишень.

«Что ж, в небе оставаться больше нельзя».

После нескольких магических атак Грид сменил обувь и опустился на землю. А затем он порядком удивился, поскольку узкие проходы между зданиями, где он приземлился, тут же заполнились солдатами.

– Умри! – закричали воины, бросившись на Преемника Пагмы. Благодаря своей астрономической численности, они совершенно забыли о силе Грида и смело рванулись вперёд…

И вот, прямо перед тем, как десятеро солдат оказались на расстоянии удара, зрители всего мира задались несколькими вполне логичными вопросами:

– Что же предпримет Грид? Невозможно заблокировать удары сразу десяти человек.

– Думаю, ему придётся использовать какой-то атакующий навык. Тем не менее, навыки потребляют много Выносливости, так что долго он не продержится.

– Интересно, сколько человек он сможет убить?

– Что ж, поскольку у солдат Вечного Королевства 160-ый уровень… Думаю, как минимум 5,000 человек.

Но вот, пока зрители и ведущие строили предположения…

– Потеряйтесь, – фыркнул Грид, после чего вытащил Полный Провал и просто взмахнул им. Да, это была самая обычная базовая атака. Однако…

Фу-ду-у-у-ух!

– Ку-а-а-а-а-ак!

Десять поражённых ею копейщиков погибли на месте. При этом большая их часть не успела даже вскрикнуть. И в результате этого комментарии под видеотрансляциями остановились, словно произошёл какой-то программный сбой.

– …

– …

– Это даже не смешно…

И вот, когда мир затих, Грид угрюмо улыбнулся. Ему предстояла битва против стотысячного войска, и расслабляться он не собирался.